Рмо каспийск 1994 1995

Потери техники — 5 танков, 15 БМП.

По данным сайта «Памяти военнослужащих группировки „Север“, на самом деле потери были гораздо больше, чем официально заявленные: 131-я Майкопская бригада — убитыми от 142 до 167 человек; 81-й мотострелковый полк — убитыми 134 человека.[9]

Причины провала новогоднего штурма[править | править код]

Второй этап операции федеральных войск в Чечне (штурм Грозного), получивший кодовое название „Лом“, провалился, как и первый (операция по блокированию Грозного)[12].

„- Разгром был полный, — рассказывает генерал Рохлин. — Командование находилось в шоке. Его главной заботой стали, очевидно, поиски оправданий свершившегося. Иначе трудно объяснить тот факт, что на связь со мной никто не выходил. С того момента я не получил ни одного приказа. Начальники словно воды в рот набрали.


Министр обороны (генерал Павел Грачёв), как мне потом рассказывали, не выходил из своего вагона в Моздоке и беспросветно пил…“[12]

Среди основных причин неудачи новогоднего штурма можно отметить отсутствие чёткого плана действий войск, неслаженность действий атакующих группировок (неразбериху в командовании войсками), плохую обеспеченность материальными ресурсами и слабую подготовку личного состава.

Участник и очевидец тех событий генерал Геннадий Трошев описывает их следующим образом:

»По мнению некоторых генералов, инициатива «праздничного» новогоднего штурма принадлежала людям из ближайшего окружения министра обороны, якобы возжелавшим приурочить взятие города ко дню рождения Павла Сергеевича Грачева (1 января). Не знаю, насколько велика здесь доля истины, но то, что операция действительно готовилась наспех, без реальной оценки сил и средств противника, — это факт.

Рмо каспийск 1994 1995

Восточной» и «Северной» группировок встретились в центре Грозного. Войскам за месяц боев удалось стабилизировать и упрочить своё положение во всех районах города.
Федеральные подразделения захватили плацдармы на восточном берегу реки Сунжи и, значительно расширив их, выставили блокпосты на основных перекрестках, обеспечили тем самым продвижение штурмовых отрядов.[5]Бои за площадь Минутка[править | править код]

После взятия федеральными войсками Президентского дворца Дудаева боевики отошли за Сунжу и закрепились на её восточном берегу. В районе площади Минутка дудаевцами был создан крупный оборонительный узел.

Вниманиеattention
Перед входом в город частями были получены наставления — запрещалось занимать здания, кроме административных, ломать лавочки, мусорки и прочие объекты жилищно-коммунального хозяйства и инфраструктуры. У встреченных людей с оружием проверять документы, оружие изымать, стрелять только в крайнем случае.

По-видимому, вся операция строилась на уверенности, что сопротивления не будет.[9]

Генерал Л. Я. Рохлин[12]:

План операции, разработанный Грачевым и Квашниным, стал фактически планом гибели войск.
Сегодня я могу с полной уверенностью утверждать, что он не был обоснован никакими оперативно-тактическими расчетами. Такой план имеет вполне определённое название — авантюра.

Грозного. Расчёт строился также на внезапности штурма.[4]

План обороны Грозного чеченскими войсками[править | править код]

Для обороны Грозного чеченскими войсками было создано три оборонительных рубежа:

  • внутренний — радиусом от 1 до 1,5 км вокруг президентского дворца;
  • средний — на удалении до 1 км от границы внутреннего рубежа в северо-западной части города и до 5 км в его юго-западной и юго-восточной частях;
  • внешний рубеж проходил в основном по окраинам города и был вытянут в сторону Долинского.

На внутреннем рубеже оборона чеченских формирований основывалась на создании сплошных узлов сопротивления вокруг президентского дворца с использованием капитальных каменных строений. Нижние и верхние этажи зданий были приспособлены для ведения огня из стрелкового оружия и противотанковых средств.

Важноimportant
Однако, по словам Рохлина, занятые федеральными войсками позиции оказались неудачными и их пришлось оставить на следующий день. Это было первое отступление войск, которыми командовал Рохлин в Чечне.

Инфоinfo
Отряды боевиков вновь заняли позиции, оставленные федеральными войсками и начали подготовку к контратаке против федеральных войск. По поводу этого отступления нач.штаба ОГВ генерал-лейтенант Л.

Шевцов высказался: «- У Рохлина голова поехала…»[12] Сам же Рохлин так объяснил причины отступления: «- Наступать всегда труднее, чем обороняться. Задача состояла в том, чтобы заставить боевиков наступать.

И, вытягивая их на себя, молотить огнём. Наше отступление как нельзя лучше способствовало решению этой задачи.»[12]

2 февраля боевики начали атаковать позиции федеральных войск в районе Минутки.

Несколько дней они безуспешно пытались продвинуться вперед, но войска генерала Рохлина, занявшие к тому времени удобные для обороны позиции, смогли отбить все атаки. К 5 февраля силы боевиков иссякли и федеральные войска перешли в контрнаступление.
Федеральными войсками были захвачены плацдармы на восточном берегу реки Сунжи и осуществлен выход с боем подразделений к улице Сайханова. Для расширения плацдармов на восточном берегу Сунжи требовалась тяжелая техника и вооружение, но мост в этом районе был разрушен.

Предпринятые попытки восстановить его потерпели неудачу — боевики перебросили сюда значительные силы с других направлений и завязали бой. Генерал Бабичев и полковник Приземлин решили использовать бой за мост как отвлекающий фактор.

Было выявлено 8 огневых точек и минометы противника в районе хлебозавода. После понесённых потерь атака федеральных войск захлебнулась. В 3.00 ночи 5 февраля десантниками была предпринята атака по другому коридору, в обход хлебозавода. Но и здесь ожесточенное сопротивление боевиков замедлило продвижение.

Несмотря на это, к 11 часам 6 февраля подразделения 21-й овдбр захватили хлебозавод и обеспечили ввод в бой полка морской пехоты. В ходе боев за хлебозавод были смертельно ранены командир разведроты 21-й овдбр старший лейтенант Жуков и начальник разведки федеральной группировки полковник Нужный.

Ранено и контужено было ещё 35 десантников, 8 из них от эвакуации отказались. В течение двух суток батальон удерживал объект при поддержке гаубичной батареи старшего лейтенанта Миклошевича И. В., который умело корректировал огонь и не позволял боевикам сосредоточиться для атаки.
Северного флота. Взятие Совмина практически предрешало участь президентского дворца. Толстые стены Совмина нависали над мостом, по которому шла помощь во дворец.

Поэтому с рассветом дудаевская артиллерия, минометы и танки обрушили на Совмин всю свою мощь. Наша авиация в это время бомбила президентский дворец.

Но одна бомба попала в Совмин.»

Бой за здание Совмина отличался такой напряжённостью и накалом, что психика многих солдат и офицеров начала «сдавать». Из рапорта заместителя командира 33-го мотострелкового полка по воспитательной работе подполковника Виктора Павлова:

«…Личный состав штурмовой группы, державшей оборону на Совмине, после налета нашей авиации и понесенных от нашей авиации потерь обратился к командиру группы майору Черевашенко с требованием покинуть позиции и прорываться с любыми потерями к своим.

С.14-18</ref

«…Информации о 81-м полке и 131-й бригаде все не было. А вскоре в расположение 8-го корпуса прорвалась рота 81-го полка.

Вслед за ней то на том, то на другом участке стали выходить другие группы этого полка. Растерзанные, подавленные, потерявшие своих командиров, бойцы выглядели ужасно.

Лишь 200 десантников, которых в последний момент передали в состав полка, избежали печальной участи. Они просто не успели догнать полк и присоединиться к нему.

Пополнение предполагалось принять на марше…»[12]

«— Была ночь, — рассказывает Рохлин, — ситуация оставалась непонятной. Полная неразбериха в управлении. Когда узнали о положении 131-й бригады, мой разведбат попытался прорваться к ней, но потерял много людей.

Колонна встала недалеко от городского рынка, завязался ожесточенный бой. К 18 часам мотострелки попытались отойти, но были взяты в плотное кольцо близ Ленинского парка, радиосвязь с ними была потеряна.

В Андреевской долине боевики открыли огонь по сводному 76-му пдп и 21-й овдбр. Неподготовленные к столь ожесточенному сопротивлению части Западной группировки уже к 13 часам были вынуждены закрепиться в южных районах города и перейти в оборону.

Наступательный план группировки был полностью сорван.Северо-восточная группировка[править | править код]

В результате того, что Восточная и Западная группировки не смогли выполнить поставленную задачу и не пробились к центру Грозного, для группировок «Север» и «Северо-восток» сложилась тяжелая обстановка[4].

Северо-восточная группировка (20-я мсд (255-й и 33-й мсп, 68-й разведбат)), возглавлялась генерал-лейтенантом Львом Рохлиным.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *