Рисунки о чем говорят: О чем говорят ваши рисунки

Содержание

О чем говорят наши рисунки

Наверняка каждый из нас не раз что-то «калякал» на скучных уроках, во время разговора по телефону. Мы чертим какие-то завитушки, рисуем животных и человечков и даже не подозреваем, что они могут сказать о нас больше, чем мы знаем. Не спешите выбрасывать свои художества!

Факт, что по рисункам можно многое узнать о личности, характере, настроении человека, подтвержден многими психологическими исследованиями. Уже давно психологи используют в своей диагностике различные рисуночные тесты и методики. Смысл отражения внутреннего мира человека на бумаге таков: любая наша мысль, процесс, представление в психике заканчивается движением. Так, наши страхи, бессознательные желания, чувства, эмоции накапливаются в виде определенной энергии в мускулатуре, и когда перед нами оказывается карандаш и бумага, рука как бы сама выплескивает все это на поверхность листа.

Положение рисунка относительно свободного места на бумаге тоже может кое-что сказать, даже если это маленький клочок блокнотной странички или уголок телефонного справочника.

Рисунок большой — это говорит о том, что у вас довольно высокая самооценка, вы экспансивны, склонны к тщеславию и даже высокомерию. А если вы стремитесь занять все свободное пространство — то, возможно, при чувстве неуверенности в себе вы компенсаторно превозносите свой статус в воображении.

Маленький рисунок — означает тревогу, эмоциональную зависимость и скованность.

Если он расположен ближе к верхнему краю — то у вас весьма высокая самооценка, но вместе с этим вы можете быть недовольны своим положением в социуме (на работе, в компании) и ощущаете недостаток признания со стороны окружающих.

Рисунок в нижней части означает — что вы неуверенны в себе, нерешительны или не заинтересованы в повышении собственной значимости.

Если рисунки преимущественно слева — вы акцентируете свои прошлые переживания, ориентируетесь на прошлый опыт.

Изрисован правый край листа — это говорит о стремлении поскорее приблизить события будущего, ваша жизнь и эмоции всегда обращены к чему-то в будущем.

Если линии ваших рисунков «лохматые», жирные — то, возможно, вас что-то тревожит или сильно беспокоит какая-то нерешенная проблема.

Слабые и тонкие «паутинообразные» линии — говорят об экономии энергии, усталости организма и психологической истощенности.

Если ваши рисунки скорее угловатые, линии перпендикулярные — то это указывает на некоторую невыраженную агрессию, на то, что вам в данный момент трудно адаптироваться к чему-то или кому-то новому.

Зубчатые, неровные линии — выявляют дерзость и враждебность.

А если линии плавные, округлые — то вы человек мягкий, спокойный, женственный.

Когда вы долго «тянете» один контур, одним движением очерчивая фигуру — это означает, что вам требуется уединение, вы стремитесь к изоляции от внешних событий.

Иногда бывает, что мы штрихуем какой-нибудь фрагмент нашего рисунка.

Короткие штрихи — вы человек возбудимый, вы чем-то расстроены и не знаете как себя вести, длинные — размеренный и спокойный.

Штрихи прямые и четкие — вы настойчивы и упорны, они эскизные и легкие — вы слегка тревожны и неуверенны в себе.

Когда вы неторопливо и ритмично заштриховываете какой-нибудь фрагмент — вы раскованны и свободны.

Горизонтальные штрихи — означают женственность и слабость

Вертикальные — упрямство и решительность.

Глаза — рисунки не скрывают склонности своего создателя к самонаблюдению. Если человек снова и снова изображает глаз в различных ракурсах, он, скорее всего, достаточно самокритичен. Иногда это знак внутреннего беспокойства.

Бутылки, фляги и прочая посуда — вполне откровенно говорят об эротических фантазиях их создателя. Особенно на фоне жестких и серых будней.

Если человек часто изображает геометрические фигуры — то это свидетельствует о том, что у него практический склад ума и хорошо развитая логика. Вы – человек-кремень. У вас четкие цели и убеждения, вы почти никогда не скрывает своего мнения, крайне редко испытываете страх перед противниками-конкурентами, а вот они вас явно побаиваются.

Треугольники, овалы, квадраты — это показатели способности к руководящей деятельности, планированию и организации. Тут — ясная голова, которая любит свои проблемы раскладывать по полочкам. Ну а для чувств места может и не хватить. Считается, что подобные рисунки свойственны, прежде всего, мужчинам. Это рисунки, символизирующие жесткость, непреклонность, рациональность человека, желающего держать все под контролем. Вы хотите продемонстрировать уверенность в себе гораздо в большей мере, чем вы ее ощущаете, строя преграду между собой и другими. Но и в геометрических рисунках есть различия: преобладание острых углов — говорит о том, что эта преграда велика; кривые же линии и окружности — означают, что ситуация менее конфликтна. Ясно одно: вас легко не проведешь. У вас четкие цели и убеждения, вы почти никогда не скрываете своего мнения. Обычно вы сосредоточенны, чрезмерно бдительны и осторожны, постарайтесь смотреть на вещи проще.

Квадрат — трудолюбие, усердие и упорство в достижении цели ваши главные козыри, с помощью которых вы сможете побить любую карту. Кроме того, вы невероятно выносливы и терпеливы, во всем любите порядок, и терпеть не можете случайностей и экспромтов.

Прямоугольник — вы любознательный гениальный и невероятно открытый человек. Правда, в настоящее время несколько не удовлетворенны жизнью, а потому активно занимаетесь поиском счастья.

Треугольник — по натуре вы лидер, энергичная, неудержимая личность. Вы как никто другой, умеете концентрироваться на главном, а потому с точностью достигаете любых высот. Кроме того, вы довольно честолюбивы и прагматичны, всегда найдете подход к руководству и сумеете подчеркнуть значимость собственной работы.

Круг — вы чуткий, ранимый и очень доброжелательный челочек, способный сопереживать и сочувствовать ближнему. Вы счастливы только тогда, когда все вокруг ладят друг с другом, и нередко пытаетесь примерить даже непримиримых врагов. Если возникает конфликт, вы всегда идете на уступки, ведь ваш девиз звучит так: «Худой мир лучше доброй ссоры».

Гирлянды и цепи — такие люди не любят неожиданности. Им нужен порядок, предсказуемость и последовательность в собственной жизни и в поступках других людей. Одни и те же мотивы их рисунков повторяются снова и снова, что позволяет предположить: этим людям не страшна любая рутина, а, может, она им даже чем-то нравится.

Грубые линии — характерны для человека, который находится как раз в самом эпицентре сложного конфликта или проблемы. Чем сильнее нажим, чем жирнее линии, тем выше накал внутреннего возбуждения, но вместе с тем и упорнее желание поскорее разобраться со всем этим. Человек энергичный, решительный. Каждая сильная, энергичная линия — это атака, на которую в прямом разговоре может не хватить мужества.

Дерево — это очень важный символ, характеризующий человека и его место среди других людей. Если у дерева есть основание — значит, вы прочно стоите на земле, и с головой ушли в свое окружение. В противном случае, вы чувствуете себя случайным прохожим, непонятым. Если у дерева толстый ствол — вы человек практичный, прозаичный, лишенный фантазии. Если ветки дерева густые и с листьями — у вас богатая фантазия, есть идеалы. Если же ветки голые — это значит, что вы не уверены в себе, вас легко сломать, вы постоянно подвергаете себя самоанализу.

Домики и коробки — симметричные формы демонстрируют любовь к порядку, склонность к планированию и расчетам. Вот что говорит окружающим такой рисунок: «Меня нелегко сбить с толку я, точно знаю, чего хочу, у меня ясные цели и я собираюсь решительно отстаивать свое мнение». Так же дом может иметь разные значения. Основное — символ домашнего тепла, семьи, отношений между родителями и детьми. Если вы замужем, то, возможно, это воспоминания о родительском доме или мечта об идеальной семье. Для незамужних может означать желание создать собственную семью. Рисовать домик — значит пытаться почувствовать самого себя, понять собственное восприятие мира. Дверь в домике с дверной ручкой означает, что вы открытый человек. Дверь без ручки символизирует барьер между вами и остальным миром. Строите на бумаге маленькие домики — вам не хватает чего-то основательного, например, сильного и крепкого плеча, заботы и опоры.

Дикие каракули — это картина внутреннего хаоса, либо знак того, что человек стоит на пороге какого-то необыкновенно важного решения, которое зреет в глубинах его души.

Изображения животных – признак хорошо развитого воображения и богатой фантазии. Только веселый и жизнерадостный человек будет заполнять лист мордочками, хвостами, лапами всевозможных мастей. Такой человек открыт и дружелюбен. Конфликтовать не любит, хороший климат в коллективе для него необыкновенно важен.

Если ваш питомец поставлен на две лапы или же одет в человеческую одежду (штаны, юбки, банты, пояса, платье) — то вы явно уподобляете его человеку: себе или какой-то важной в вашей жизни персоне. Присмотритесь, как следует, иногда на таких рисунках морды животных похожи на человеческие лица, форма лап — на ноги и руки. При таком раскладе все это свидетельствует об инфантильности, эмоциональной незрелости — ведь вы подсознательно ставите себя на более низшую ступень развития.

Ваши сегодняшние эмоции могут напрямую зависеть от того животного, который поселился на вашей бумаге. Если это тигр или волк — в вас спряталась агрессия, если лиса — задумали где-то схитрить, зайчик или белочка — вам нужна забота и защита, лев — ощущаете свое превосходство над всеми, птицы — либо вы натура крайне возвышенная, либо вас обуревает желание сбежать, избавится от чего-то. Этот механизм сходен аллегорическому значению животных и их характеров в сказках, притчах и детских историях. Когда вы постоянно изображаете одного и того же зверя, птичку или жучка, то, скорее всего, сравниваете его с собой, приписываете себе его повадки.

Заборы, ограды, баррикады — человек строит забор, еще забор, потом — несколько оград. Скорее всего, для того, чтобы отгородиться от своего окружения. Ему хочется убежать от всех, спрятаться от чужих глаз. И виной тому либо чрезмерные требования, ему предъявляемые, либо сильнейшая потребность в покое.

Звездочки – показатель оптимистичной натуры. Столкнувшись с проблемами, такой человек не опускает руки и пытается как можно быстрее их решить. Звезды также выдают желание человека обратить на себя внимание. Часто такой человек мечтает отправиться к звездам или стать звездой. Сильная воля и хорошая порция честолюбия. Звездочки обожают рисовать начальники, а также люди, не лишенные некоторого эгоизма. Такой человек мечтает взобраться на самые звездные вершины успеха. Но если у вашей звезды слишком много лучиков или вы изображаете их отдельно от нее, это может свидетельствовать о депрессивных переживаниях.

Зигзаг — вас постоянно переполняют некие идеи, а все потому, что вы человек творческий и довольно самобытный. Вы не приемлете стандартных решений и не боитесь попробовать себя в новом деле. Сегодня вы пишете картины, завтра – сочиняете стихи или музыку. Друзья и близкие любят вас за то, что вы на все имеете свою оригинальную точку зрения.

Знаки вопроса, восклицательный знаки и т. п. — говорят о холодном мыслителе, который не прочь подсмотреть за кем-нибудь в замочную скважину. Жизнь представляется ему любопытным ребусом, который сможет разгадать только изощренный ум. Таковым он и является.

Камень на камне — эта тщательно вырисованная стена говорит о человеке, который планомерно, шаг за шагом идет к своей цели. Раз уж он рисует так аккуратно и точно, то наверняка знает, чего хочет.

Кренделя — часто принадлежат людям эгоцентричным, тщеславным, горделивым. Все кружится около собственной персоны. Иногда кренделя могут сигнализировать: «Мои мысли вертятся вокруг одной серьезной проблемы, решения которой я не нахожу».

Крестики-нолики постарайтесь избавиться от чувства вины, которое вам навязывают окружающие, разберитесь в себе: вам действительно стыдно за свои поступки или вами умело манипулируют, используя вашу мнительность на себе и на своих проблемах.

Кресты — кресты выражают чувств вины, возникшей, скорее всего из-за упрека или вы сами себя в чем-то упрекаете. Возможно, вас тяготит какая-то проблема, за которую вы чувствуете себя ответственным. Лабиринт выражает поиски жизненной гармонии, своего жизненного пути.

Лист, усыпанный губами и губками — может свидетельствовать об особо чувственной натуре. И смеющиеся рты, и рты с плотно сжатыми губами — все они говорят о человеке одаренном, творческом. Поэтому чаще всего этих людей можно встретить там, где речь идет об искусстве, музыке, кино. Бывает, между губами проблескивают зубы — такой человек не лишен некоторой агрессии.

Личные подписи — первые буквы имени, инициалы или собственные имена чаще всего пишут натуры тщеславные и эгоцентричные, много думающие о себе и собственных проблемах. Обилие собственных росписей, машинально выведенных на листе во время разговора, или обдумывания какой-то проблемы – сигнализирует, что ты что-то уж слишком зациклилась на собственной персоне. Пора бы уже и по сторонам поглядеть. Это необходимость заявить о себе, утвердить свою личность, независимость перед миром. Этот знак, во всяком случае, может означать, что ты не уверен в себе, ищешь свой имидж, хочешь доказать свою состоятельность, привлечь к себе внимание. Стилизованные, четко обрисованные буквы скрывают любовь к мелочам и деталям. Однако склонность доводить все до совершенства может привести к нетерпимости в отношении людей.

Маска — вы скрытны и осторожны, пытаетесь спрятаться от внешнего мира.

Отдельные окружности — символизируют скрытность, замкнутость. Такой человек не любит, когда лезут в его жизнь и дела, поэтому предпочитает держать свои мысли при себе. Окружности, связанные друг с другом или вписанные одна в другую, позволяют распознать стремление к присоединению и соучастию. Они говорят о том, что человек чувствует свою отчужденность от других и страстно тоскует по дружбе.

Человек, рисующий пейзажи — на крыльях фантазии улетает далеко-далеко, прочь из надоевших стен. Он мысленно упивается идиллией, представляя себя на море, пляже, голубом небе или лесных полянах, усыпанных цветами. Это своеобразная защита: сны наяву помогают человеку избежать многих зол. Такие люди предпочитают разрешать возникающие конфликты мягко, а лучше — вовсе в них не попадать, т. к. им совсем не свойственна агрессивность.

Переплетение кругов, круги и кольца — мысль о стабильной связи? Возможно. Но чаще такой рисунок отражает желание участвовать в чем-то. Вам кажется, что вы находитесь вне каких-то важных событий, вам хочется в чем-то поучаствовать, присоединиться к какой-то общности. «Мне одиноко, я чувствую себя как бы выключенной из внешнего мира», — сигнализируют такие рисунки. Выводя, кружочки на бумаге бессознательное намекает на то, что тебе не хватает дружеского участия и внимания. А вот переплетение сердец — означает, что вы переполнены чувствами и готовы дарить любовь и тепло всему миру. Не сдерживайте себя, и окружающие ответят вам взаимностью.

Рамки — имеют большое значение, даже если они выглядят довольно убого. Люди, которые их рисуют, обращают много внимания на форму и стиль. Их мышление конкретно, практичность — их основной козырь.

Строите на бумаге пчелиные соты — вы стремитесь к спокойствию, к гармонии, хотите упорядочить свою жизнь. А еще вполне вероятно, что вы задумались о создании семейного гнезда.

Сабли, пистолеты или другое оружие — в вас накопилось много агрессии, возможно, вы на кого-то сильно сердитесь или вообще злитесь на жизнь.

Сердечки — в основном рисуют романтичные и сентиментальные натуры. Чаще всего люди делают такие рисунки, думая о любимом человеке или разговаривая с ним по телефону. Тут одно из двух: человек либо уже влюблен, либо готов вот-вот с головой бросится в умопомрачительное любовное приключение. Также этот рисунок говорит о безмятежности. Он означает твое спокойствие, веселость, теплоту и полноту чувств. Это не обязательно характеристика любящего или влюбленного человека. Он означает твое спокойствие, веселость, теплоту и полноту чувств. Желание любить и быть любимой. Вы переполнены чувствами. Хочется расцеловать весь мир. Не надо держаться так холодно и скрывать свои чувства. Выскажите их!

Спирали, волнистые линии — чужие проблемы не слишком вас заботят или вообще не интересуют. Возможно, вы переживаете легкий кризис. Сейчас вам необходимо следить за собой, чтобы не вспылить и не нанести собеседнику оскорбление. Типично женский рисунок, — утверждают психологи. Человек находится в поисках гармонии и надежности. Возможно, ему недостает времени для раздумий, ходите по кругу своих неоднозначных переживаний. Такие рисунки означают, что ваши мысли вертятся вокруг одной и той же проблемы (не важно – личной или профессиональной), решения которой вы никак не можете найти. Чем толще и больше выводимые на бумаге спирали и кренделя, те серьезнее проблема, над которой вы ломаете голову.

Стрела — это вектор, по которому вы ориентируетесь в жизни. Стрела направлена вверх — ориентация на других людей, вниз — на себя, налево — смотрите в прошлое, направо — надеетесь на будущее.

Узоры, как на обоях — такой узор говорит о том, что вам скучно, надоел телефонный разговор, совещание или урок, а может быть, вообще весь ваш образ жизни. Придумайте что-нибудь новое, купите интересную вещицу или несвойственную для вас одежду, совершите сумасбродный поступок — и тоска пройдет сама собой.

Фигура круга (особенно ничем не заполненного) — символизирует тенденцию к скрытности, замкнутости. Вы закрываете свой внутренний мир и не желаете давать сведений о себе. Вы не любите, когда не только посторонние люди, но и довольно близкие лезут в вашу жизнь и ваши дела.

Человечки — это изображение — признак беспомощности или желание уклониться от какой-то обязанности. Этому человеку ненавистны любая ограниченность и мелочность. Он живет в коллективе и для коллектива. Он любит представлять себя натурой широкой и способной понять всё и всех. Иногда, однако, такая широта и самозабвенность могут повредить его собственным планам

Бывает, что вы рисуете человеческие фигуры?

Тогда обратите внимание на детали. Если это маленькие человечки — то, скорее всего, вы ощущаете беспомощность или хотите уклониться от каких-либо обязанностей.

Когда вы изображаете человека схематично («палка, палка, огуречик — вот и вышел человечек») — ваше эмоциональное состояние нестабильно, вы хотите закрыться и никого не подпускать к себе.

Если человек большой и «настоящий» — то начать следует, прежде всего, с головы.

Голова в профиль, а тело анфас — в вас живет тревога, вызванная социальным окружением и потребностью в общении, полный анфас — вы открыты для общения, чем больше человек «отворачивается», «уходит» — тем больше вы стремитесь избегать внешних контактов.

Большая голова — руководствуетесь, прежде всего, мыслью, маленькая — уделяете мало значения интеллектуальной работе, плохо прорисованная — проявляете застенчивость и робость.

Если вы тщательно прорисовываете лицо — то вы сильно озабоченны своим внешним видом и отношениями с другими людьми, для вас важно как вас «встречают по одежке».

Изображаете фигуры без лиц или делаете их неясными, слегка очерченными — вы застенчивы и боязливы, вам трудно заводить непринужденные беседы и знакомиться на вечеринках.

Закрытые, спрятанные или не прорисованные глаза — свидетельствуют о стремлении избегать неприятных визуальных стимулов, нежелании реально видеть неприятные моменты жизни.

Большие уши — вы чувствительны к критике и зависите от мнения окружающих, слишком маленькие или отсутствуют — не хотите прислушиваться к чужым взглядам и позициям.

Сильно закрашенные волосы — в вас поселилась тревога, не заштрихованные волосы, обрамляющие голову — вами управляют враждебные чувства.

Крупные плечи или тело — у вас ощущение большой силы или чрезмерная озабоченность властью, мелкие — чувство малоценности и ничтожности, покатые плечи или сутулое тело — уныние, отчаяние, чувство вины и недостаток жизненной энергии.

Руки — символ межличностных отношений.

Если руки находятся далеко от тела (расставлены в стороны) — ваши поступки вышли из-под контроля, когда скрещены на груди — вы настроены враждебно, за спиной или в карманах — нежелание уступать, идти на компромиссы, прижаты к телу — у вас есть трудности в социальных контактах.

Длинные ноги — говорят о потребности в независимости, короткие — испытаете чувство физической или психологической неловкости.

Ноги широко расставлены — откровенное пренебрежение и игнорирование собеседников и их действий, ноги вместе (человек стоит «по струнке») — скованность в общении.

Если вы вдруг «забыли» или намеренно нарисовали человека без каких-либо частей тела, это говорит о том, что вы испытываете некоторое чувство отвержения этой части, чувствуете соответствующий недостаток в своей внешности или недовольны чем-то в своем партнере.

Когда вы рисуете кукол — над вами доминируют окружающие, вы ощущаете, что постоянно должны кому-то уступать, соглашаться с чужими решениями.

Клоун или карикатура — выражают стремление избежать собственной неполноценности, закрыться за несуществующим образом.

На вашем листе появился робот — вы страдаете от контроля внешних сил, переживаете, что многое в жизни от вас не зависит.

Красивые профили и различные изображения людей — может рисовать только полный юмора и общительный человек, который с удовольствием смеется и над собой тоже. Оптимизм — его жизненное кредо. Он не устает заводить новые знакомства и не забывает поддерживать старые. Обладает от природы острым умом и умением импровизировать. Имеет способности к творчеству. Если в рисунках человека преобладают женские портреты, то это говорит о его романтичности. Расстроенные и устрашающие рожицы означают, что автор рисунков чем-то недоволен или обеспокоен.

Цветы, солнце, облака — жизнерадостные цветочки, солнышко и облака говорят о легком, радостном человеке, который с оптимизмом смотрит в будущее. Скорее всего, вы уже мечтаете, фантазируете о чем-то приятном. Подобные рисунки с головой выдают ваш оптимистичный настрой и благостное расположение духа. Такие люди любят помогать другим и отличаются очень мягким характером. Цветы в вазе или другом сосуде означают, что человеку требуется постоянная подпитка энергии или чья-то поддержка. Главное в их жизни — гармония во всем: в быту, в одежде, в отношениях с людьми. Но иногда на душе у вас вовсе не так весело, как это может показаться, скорее наоборот. Вы больше всего мечтаете о дружбе и нежности. Частенько вы ощущаете себя одиноким и недолюбленным. Постарайтесь понять, что любовь надо уметь не только принимать, но и дарить. Окружите искренней заботой своих близких – они ответят вам тем же. Постарайтесь в ближайшее время побольше находиться среди людей.

Шахматные поля — то, по-видимому, вы оказались в весьма неприятном или, по крайней мере, затруднительном положении. Если такие изображения появляются часто, то вы, вероятнее всего, страдаете от скрытых комплексов, связанных с неспособностью разрешить какую-то ситуацию или находитесь в поисках себя, своего жизненного пути, сомневаетесь в правильности своей жизни. Так же этими рисунками ваше бессознательное пытается сказать, что сейчас ты не готов на компромисс, настроен несколько агрессивно и не собираешься заглаживать возникающий (или уже возникший) конфликт. Человек, вычерчивающий целые шахматные поля, опасается, что не достигнет удовлетворения своих личных амбиций.

Штриховка или чертите сетки — то, вероятно, вы попали в неловкое положение или вступили в рискованное дело, и в подобной ситуации вы не возьмете инициативу в свои руки, а согласитесь на все, что вам предложат, стерпите обиду и сдержите раздражение. Если штрихи порывисты и ложатся на бумагу с большим нажимом, то это означает: «Чувствую себя измотанной, загнанной в угол». Каждая сильная, энергичная линия – это атака, на которую в разговоре вам не хватает мужества. Решетка — это один из наиболее подчеркивающих ваше состояние рисунков: тоскливое, напряженное, подавленное. Возможно, вы переживаете трудный момент в семье или на работе. Вы чувствуете безысходность и не знаете, как освободиться от своих проблем.

Рядом стоящие числа говорят о количестве рисунков отнесенных к этим темам. Темы, у которых нет рядом чисел, не были затронуты в рисунках.

Больше всего рисунков, на которых сразу несколько тем – 41 рисунок.

Следующая более актуальная тема – это изображение человека в разных видах и формах – 27 рисунков.

Большая группа рисунков (24) к которым не было найдено определение.

Это различные автомобили, эмблемы, гербы, различные надписи, бытовая техника.

Следующая группа рисунков – это цветочки (10) и сердечки (9)

Из всех рисунков можно выделить большую группу однотипных рисунков одного класса, на которых была изображена любовная тематика.

Заключение

После проделанной работы с легкостью могу по рисункам понять эмоциональное состояние другого человека, разъяснить, что означают рисунки, какие проблемы есть во внутреннем мире человека.

Выдвинутая мной гипотеза не подтвердилась. Геометрические фигуры были нарисованы только у одного человека. Чаще всего в изображениях присутствуют животные, человечки, цветочки, сердечки.

Данная работа стала интересной и увлекательной не только для меня, но и всех, кто участвовал в ней. Но остались «белые пятна», которые хотелось бы сделать «цветными», поэтому работа в данном направлении будет продолжена.

Интерпретацию рисунков, собранную в работе, можно использовать на занятиях по психологии, для развлечения в дружеских компаниях.

О чем расскажут каракули

Часто в задумчивости люди рисуют геометрические фигуры, цветы, кресты и другие элементы, даже не осознавая, что делают это по определенным причинам

НУР-СУЛТАН, 11 авг – Sputnik. Графолог Анна Шадрова рассказала, о чем говорят бессознательные рисунки, которые делает человек во время разговора по телефону или долгого совещания.

Спирали и волнистые линии означают, что человека не интересуют чужие проблемы, считает специалист. Возможно, автор рисунков испытывает небольшой кризис, и ему стоит контролировать свое эмоциональное состояние. А вот нарисованное солнце говорит о более серьезных проблемах человека, сообщает Пятый канал.

Графолог рассказал о характере Токаева, изучив его почерк

«Вы больше всего мечтаете о дружбе и нежности. Если вы любите рисовать сетки, то вы чувствуете, что попали в неловкое положение и склонны проглатывать обиду и раздражение. Переплетение сердец рисуют люди, которые переполнены чувствами. Переплетение кругов говорит о том, что вы чувствуете, что находитесь вне событий. А узоры, которые похожи на рисунки на обоях или на снежинки, говорят о том, что вам скучно и вообще надоел разговор, а может и ваш образ жизни», — рассказала Анна Шадрова.

Изображения, содержащие крестообразные элементы, рисуют чаще всего женщины. Это говорит о чувстве вины, которое возникло во время телефонного разговора. А вот начертание геометрических фигур — хороший признак.

Что расскажут подписи казахстанских политиков

По словам графолога, если человек любит рисовать маленьких человечков — это признак беспомощности или желания уклониться от какой-то обязанности. Геометрические фигуры обычно рисуют люди, которые привыкли открыто выражать свою точку зрения. Они стараются не пасовать перед противником, имеют практический склад ума, хорошо развитое логическое мышление и способны занимать руководящие должности.

«Причем симметричные формы говорят о приверженности к аккуратности и порядку. В то же время, если углы фигур прорисованы слишком остро, это явная склонность к агрессии, и ваша проблема — излишняя сосредоточенность, которая не позволяет расслабиться», — сказала графолог.

Любители рисовать цифры, по ее словам, очень заняты поиском денег. А те, кто чертит шахматные поля, просто не могут найти себе места.

Как определить состояние человека по почерку

Многое о человеке может сказать изображение им растений. От того, как выглядит флора на рисунке, зависит эмоциональное состояние художника.

Например, деревья с голыми ветками означают, что человек расстроен и потерян. Ветвистые, высокие деревья означают жизнерадостность.

Оптимистичный человек часто рисует звезды. Также подобный рисунок демонстрирует желание чертежника обратить на себя внимание.

О чем говорят непроизвольные рисунки на бумаге?





Наверняка каждый из нас не раз что-то «калякал» на скучных лекциях, совещаниях, во время разговора по телефону. Мы чертим какие-то завитушки, рисуем животных и человечков и даже не подозреваем, что они могут сказать о нас больше, чем мы знаем сами.

Факт, что по рисункам можно многое узнать о личности, характере, настроении человека, подтвержден многими психологическими исследованиями. Уже давно психологи используют в своей диагностике различные рисуночные тесты и методики. Смысл отражения внутреннего мира человека на бумаге таков: любая наша мысль, процесс, представление в психике заканчивается движением. Так, наши страхи, бессознательные желания, чувства, эмоции накапливаются в виде определенной энергии в мускулатуре, и когда перед нами оказывается карандаш и бумага, рука как бы сама выплескивает все это на поверхность листа.

Положение рисунка относительно свободного места на бумаге тоже может кое-что сказать, даже если это маленький клочок блокнотной странички или уголок телефонного справочника. Если он расположен ближе к верхнему краю, то у вас весьма высокая самооценка, но вместе с этим вы можете быть недовольны своим положением в социуме (на работе, тусовках) и ощущаете недостаток признания со стороны окружающих. Рисунок в нижней части означает, что вы неуверены в себе, нерешительны или не заинтересованы в повышении собственной значимости. Если рисунки преимущественно слева – вы акцентируете свои прошлые переживания, ориентируетесь на прошлый опыт. Изрисован правый край листа – это говорит о стремлении поскорее приблизить события будущего, ваша жизнь и эмоции всегда обращены к чему-то в будущем.

Если линии ваших рисунков «лохматые», жирные, то, возможно, вас что-то тревожит или сильно беспокоит какая-то нерешенная проблема. Слабые и тонкие «паутинообразные» линии говорят об экономии энергии, усталости организма и психологической истощенности. Если ваши рисунки скорее угловатые, линии перпендикулярные, то это указывает на некоторую невыраженную агрессию, на то, что вам в данный момент трудно адаптироваться к чему-то или кому-то новому. Зубчатые, неровные линии выявляют дерзость и враждебность. А если линии плавные, округлые – то вы человек мягкий, спокойный, женственный. Когда вы долго «тянете» один контур, одним движением очерчивая фигуру, это означает, что вам требуется уединение, вы стремитесь к изоляции от внешних событий.

Иногда бывает, что мы штрихуем какой-нибудь фрагмент нашего рисунка. Короткие штрихи – вы человек возбудимый, длинные – размеренный и спокойный. Штрихи прямые и четкие – вы настойчивы и упорны, а если они эскизные и легкие – вы слегка тревожны и неуверенны в себе. Когда вы неторопливо и ритмично заштриховываете какой-нибудь фрагмент – вы раскованны и свободны. Горизонтальные штрихи означают женственность и слабость, а вертикальные – упрямство и решительность.

Ваше «Я» легко можно усмотреть и в размере ваших творений. Рисунок большой – это говорит о том, что у вас довольно высокая самооценка, вы экспансивны, склонны к тщеславию и даже высокомерию. А если вы стремитесь занять все свободное пространство – то, возможно, при чувстве неуверенности в себе вы компенсаторно превозносите свой статус в воображении. Маленький рисунок означает тревогу, эмоциональную зависимость и скованность.

 

 

Когда вы вырисовываете узоры как на обоях, это говорит о том, что вам скучно, надоел телефонный разговор или лекция, а может быть, вообще весь ваш образ жизни. Придумайте что-нибудь новое, купите интересную вещицу или несвойственную для вас одежду, совершите сумасбродный поступок — и тоска пройдет сама собой.

Строите на бумаге пчелиные соты – вы стремитесь к спокойствию, к гармонии, хотите упорядочить свою жизнь. А еще вполне вероятно, что вы задумались о создании семейного гнезда.

Спирали, окружности или волнистые линии означают, что чужие проблемы не слишком вас заботят или вообще не интересуют. Может быть, вы даже переживаете легкий эмоциональный кризис: ходите по кругу своих неоднозначных переживаний. Сейчас вам необходимо следить за своим поведением, чтобы не вспылить и не сорваться на окружающих.

Квадраты, треугольники и другие геометрические фигуры – у вас четкие цели и убеждения, вы почти никогда не скрываете своего мнения, всегда настойчивы и упорны. Обычно вы чрезмерно бдительны и осторожны, так что постарайтесь смотреть на вещи проще.

Фигура круга (особенно ничем не заполненного) символизирует тенденцию к скрытности, замкнутости. Вы закрываете свой внутренний мир и не желаете давать сведений о себе. Вы не любите, когда не только посторонние люди, но и довольно близкие лезут в вашу жизнь и ваши дела.

Если вы постоянно что-нибудь заштриховываете или чертите сетки, то, вероятно, вы попали в неловкое положение или вступили в рискованное дело, и в подобной ситуации вы не возьмете инициативу в свои руки, а согласитесь на все, что вам предложат, стерпите обиду и сдержите раздражение. Рисунок напоминает решетку – тогда вы ощущаете себя загнанным в угол или пытаетесь отгородиться от подобного препятствия.

Когда на вашем листе бумаги появляются шахматные поля, то, по-видимому, вы оказались в весьма неприятном или, по крайней мере, затруднительном положении. Если такие изображения появляются часто, то вы, вероятнее всего, страдаете от скрытых комплексов, связанных с неспособностью разрешить какую-то ситуацию или находитесь в поисках себя, своего жизненного пути, сомневаетесь в правильности своей жизни.

Переплетение кругов – вам кажется, что вы находитесь вне каких-то важных событий, вам хочется в чем-то поучаствовать, присоединиться к какой-то общности. А вот переплетение сердец означает, что вы переполнены чувствами и готовы дарить любовь и тепло всему миру. Не сдерживайте себя, и окружающие ответят вам взаимностью

 

Автор: Пугачёва Мария, психолог

источник











О чем говорят наши рисунки?

Снимаем стресс

Глубоко, со всеми точками над «i» рисунками никто из ученых не занимался. Это поле для будущих исследований. Но кое-какие ответы есть.
– Человек не может быть обездвиженным, – объясняет психолог, заместитель директора МОУ Центр диагностики и консультирования «Развитие» Анастасия Матвеева. – Русский физиолог и психолог Иван Михайлович Сеченов говорил, что всякая мысль есть движение. Когда создается ситуация вынужденной неподвижности – планерка, телефонный разговор, человек все равно чем-нибудь двигает. Либо языком, либо ногами, либо черкает в блокноте. С точки зрения физиологии, если человек не движется, он не может думать.
Проверяю. Неподвижно слушаю три минуты. Потом начинаю энергично жестикулировать. Удержаться нет сил. При обездвиживании нарастает тревога и наступает стресс, говорят ученые.
– Советский психофизиолог Николай Александрович Бернштейн разделил все движения на пять уровней, – продолжает Анастасия. – Низший уровень присущ всем живым существам. Высший, символические движения, – только человеку.
Когда мы рисуем на совещаниях, то не только думаем, но и неосознанно перерабатываем поступающую информацию.
– Особенно это важно, если информация неприятная, – продолжает Анастасия Матвеева. – Когда сверху навязываются жесткие решения, человек неосознанно злится. Скрытая агрессия тогда видна в прямых, жестких линиях рисунка.
Анастасия Матвеева, как и многие, рисует на планерках. Ее творчество – веточки и цветочки, заполненные замысловатыми геометрическими фигурами. Такие рисунки – зендудлы – модное сейчас в рисовании направление для релаксации.
– Сначала я об этом не знала, – делится опытом Анастасия. – А теперь скачиваю зендудлы в Интернете и раскрашиваю их осознанно, чтобы расслабиться в перерывах. Мы даже спорим с коллегами о зендудлах. «А мы бы эту черепаху не так раскрасили!» – говорят они мне.
Получается, наши цветочки на планерках – это своеобразные зендудлы. С их помощью мы думаем, осмысливаем информацию, снимаем стресс.

Легче изобразить, чем рассказать

Но рисунки нужны не только для снятия стресса. Их давно используют для диагностики психического состояния. «Человек под дождем», «Дом, дерево, человек», «Несуществующее животное» – вот некоторые названия психологических тестов. Для диагностики больных детей и детей с проблемами в развитии они почти безошибочны. Из-за недостаточного развития речи детям легче рисовать, чем рассказывать.
Опытному психологу рисунки открывают тайны. Жирные линии вверх-вниз означают тревожность. Перечеркнутые, прерывистые – неуверенность. Замкнутые фигуры – нежелание идти на контакт, их часто рисуют дети-аутисты. Прямые, жесткие линии, звери с зубами, шипами и чешуей — это агрессия. Украшения – пояса, браслеты, сережки – демонстративность. Большое число мелких деталей, когда прорисовывается каждая пуговка на одежде, каждый листочек на дереве, – инертность, медленный переход от одной мысли к другой.
Анастасия Матвеева рассказывает о языке рисунка на конкретных примерах. Вот картинка семилетнего мальчика. У него гиперактивность с синдромом дефицита внимания. У человечка на листе бумаги хорошо прорисованное хитроватое лицо с большими глазами, смеющийся рот, кудрявые волосы. А тело изображено схематично: ноги без стоп, руки без кистей. Одежды нет.
Непонимание своего тела тревожит мальчика: живот карандашного человечка закрашен ярко-синим цветом.
– Когда мальчик вырастет, что он будет рисовать на планерках? – спрашиваю я.
– Не думаю, что он будет на них сидеть. Скорее выберет физическую работу.
Следующий рисунок называется «Юля и мама». Но Юли на нем нет. Есть мама и старшая сестра. Сама Юля в форме зародыша.
Юля – девочка без истории. Три года назад ее со старшей сестрой взяли из детского дома. Шестилетняя сестренка сразу вошла в приемную семью. Она хорошо учится и до сих пор пребывает в эйфории от счастливых перемен в жизни. У Юли все не так. Она до сих пор  не привыкла жить в семье.
– У всех фигур внизу прорисовано украшение на платьях. Девочка назвала их цветочком. Но здесь цветочком и не пахнет. Это фиксация на области гениталий, непонимание, откуда она взялась в новой семье, – объясняет Анастасия Матвеева. – Еще у персонажей сильно прорисован рот. Это вербальная агрессия. Значит, в семье много говорят, но не о том, что важно для Юли. Видно, что у девочки затруднен контакт с близкими. На рисунке у приемной мамы открытые руки, но нет пальцев. У старшей сестры пальцы сжаты в кулаки.

Жил-был клепст

Рисуночные тесты работают на взрослых точно так же, как и на детях. Психологи говорят: изображая что-либо, человек рисует себя – его рукой движет подсознание. Мой знакомый вот уже много лет рисует неких клепстов. Это фантастические зверьки, которые ходят поодиночке и семьями. Что движет рукой автора?
По словам самого «художника», он начинает рисовать спонтанно. Кроме клепстов, которые имеют маленький хоботок, большое брюхо и очень любят есть, при этом «их брюхо никак не может насытиться», он изображает еще мышей, ежей и вообще любит маленьких зверей.
– В детстве у меня была книга «Как зверята ума набирались». Название каждой главы начиналось с буквы, над которой изображалась маленькая зверушка. Некоторые были так хороши, что я их гладил, ковырял пальцем и стер. В одном месте даже была дырка. Когда я понял, что лучшие звери вытерты и я их больше не увижу, сильно затосковал…
Вот как расшифровала это признание и нарисованных клепстов Анастасия Матвеева:
– Мы видим достаточно простое, без прикрас существо. Без обилия деталей, украшений, даже зубов или хвоста. Основная деятельность существа – поглощение пищи. Как правило, это говорит о стремлении человека к новой информации и впечатлениям, к новым людям. Однако глубоких связей он ни с кем не устанавливает («брюхо никак не может насытиться»). Рисунок не закрашен. Это свидетельство пустоты внутри самого «художника». Образ навеян картинкой из далекого детства. Значит, и причину нужно искать там же.

Символика животных

У графологов есть свой словарь изображений. Например, если человек рисует цифры, то он озабочен материальным положением. Если жирно прорисовывает, обводит слова, то утверждает свою правоту.
К рисунку можно подойти и с позиций так называемого культурного символизма. Доктор психологических наук, профессор ЯрГУ Валерий Емельянович Орел считал, что символическое значение животного есть результат исторического и культурного опыта, который вобрал в себя автор рисунка. Иными словами, древний египтянин и римлянин, средневековый европеец или китаец, изобразив кошку, увидели бы в себе разные качества. Египтянин нарисовал бы кошку как символ абсолютного добра. А для римлянина кошка стала бы, наоборот, сверхъестественным злом – в древнем Риме кошек не было. Для китайца это же животное – символ ясновидения. Для русского – символ домашнего очага и семейного благополучия. Такие вот разные интерпретации.
Но в любом случае рисунки помогают нам познать себя. Так что если вы вдруг почувствуете, что запутались в паутине слов, просто возьмите в руки карандаш и рисуйте.

ФОТО с сайта www.person.ks.ua

О чем говорят рисунки на полях тетради.

Слушая по телефону многословного собеседника или сидя на скучном совещании, мы почти безотчетно начинаем выводить на листке бумаги узоры, рожицы или геометрические фигуры. Как считают психологи, такие каракули немало могут рассказать о характере человека. Связь между уровнем притязаний и каракулями исследовалась психологом Эллиотом Аронсоном. Он обнаружил, что люди с более сильным стремлением к успеху чаще рисуют множество отдельных не связанных друг с другом отрезков, а при более низкой потребности в достижении чаще изображаются связанные, перекрещивающиеся или замкнутые линии. А вот как комментирует наиболее часто встречающиеся рисунки немецкий психолог Михаэль Тиль.

Пчелиные соты. Они говорят о стремлении к спокойствию, гармонии, к упорядоченной жизни. Они могут означать и желание создать семью. Над последним объяснением стоит особо задуматься. Не исключено, что в данном случае главная проблема — нежелание признаться в такой мечте.

Спирали, круги, волнистые линии. Нередко сопровождают честолюбивую и эгоистичную личность. Для такого человека все вращается исключительно вокруг его собственной персоны, чужие заботы ему досаждают и кажутся обременительными. Если рисунок выполнен в тот момент, когда человеку приходится заниматься чужими делами, то, похоже, он стремится покончить с ними как можно скорее. Завитки могут также означать: в настоящий момент мои мысли заняты большой проблемой, которую я не в состоянии решить.

Цветы, солнце, облака. Энергично и размашисто нарисованные цветы сигнализируют: я — мечтатель, обладающий необузданной фантазией. Более мягкие и округлые формы позволяют распознать глубоко чувственную личность. Облака и солнце скорее характеризуют жизнелюбивого, радостного человека, с оптимизмом глядящего в будущее.

Решетки и сетки. Частая и нарисованная с большим нажимом сетка означает: человек попал в рискованное или неловкое положение, чувствует себя загнанным в угол. Каждая линия, энергично нанесенная на бумагу, подобна атаке, на которую, однако, не хватает смелости в непосредственном разговоре (линия оказывается перечеркнута!). Если под конец рисунок обведен — это значит, что с проблемой покончено, по крайней мере внешне.

Узоры, как на обоях. Острые углы и плавные овалы соединяются в мотив, повторяющийся до бесконечности. Такой узор говорит о том, что человеку скучно, разговор надоел, а может, и весь образ жизни опостылел. Не исключено, что вскоре от человека можно ожидать какого-то экстравагантного поступка, выходящего за привычные рамки.

Квадраты, треугольники и другие геометрические фигуры. Симметричные формы символизируют любовь к порядку и аккуратность, прямоугольники — расчетливость и склонность к планированию. Этого человека не так легко застать врасплох. Он редко испытывает страх перед своими противниками и конкурентами. Чем более угловаты геометрические фигуры, тем он более агрессивен, хоть внешне это и не всегда заметно. Он ясно видит перед собой вполне реальные цели и полон решимости до конца отстаивать собственное мнение.

Кресты. Встречаются довольно часто. Женщины обычно придают им вид украшений, у мужчин они более строгих очертаний. В обоих случаях кресты выражают чувство вины, возникшее скорее всего в ходе данного разговора. Желательно выяснить причину этого (правда, не обязательно сию же минуту), иначе в отношениях еще долго останется тягостная недоговоренность.

Человечки. Пусть их забавный вид не вводит вас в заблуждение. Это изображение — признак беспомощности или желания уклониться от какой-то обязанности. Люди обычно рисуют человечков в момент, когда им следовало бы сказать решительное «нет», но они не могут заставить себя произнести это слово.

Шахматные клетки. Рисующий их человек не хочет забыть или умолчать о чем-то в разговоре, но одновременно чего-то опасается. Вероятно, он находится в затруднительном положении и мечтает о ясном и надежном пути, который бы вывел из кризиса. Чем проще рисунок, тем более деловитая личность скрывается за ними.

Переплетение кругов. Круглые формы, пересекающиеся и касающиеся друг друга, позволяют распознать желание человека участвовать в общем деле или получить разрешение присутствовать в коллективе. Мысль о стабильных личностных связях? Возможно. Переплетающиеся круги сигнализируют о некоторой обделенности человека сторонним вниманием, связаны с его тоской о дружбе, душевной близости.

Источник: Сергей Степанов. «Язык внешности. жесты, мимика, черты лица, почерк и одежда»

А вот еще несколько вариантов интерпретации наиболее частых мотивов:

Личные подписи. Многочисленность проставленных везде личных подписей указывают на эгоцентричную и тщеславную натуру автора. Данный индивид зациклен на собственной персоне.

Сердечки рисует человек, которого переполняют эмоции и чувства, ему хочется обнять и расцеловать весь мир. Однако со стороны он кажется неприступным и строгим, так как скрывает и сдерживает свои эмоции. Интересно, что чем крупнее изображение, тем больше разница между его истинным лицом и маской строгости. Не нужно постоянно контролировать себя, а наоборот лучше стать более открытым и раскованным.

Домики и коробки. Симметричные формы говорят о любви к порядку, к планированию и точным расчётам. Педант. Он знает чётко, что хочет и идёт к своим целям. Его просто невозможно сбить с толку.

Камень на камне, кирпичная кладка. Аккуратная кладка, где кирпичик на кирпичике лежит аккуратно, выстраивая собой стену, показывает, что автор рисунка шаг за шагом идёт к своей цели. У него всё спланировано до мелочей и он чётко понимает что он хочет.

Деревья. Потерянные и расстроенные люди, обычно, рисуют тонкие деревья с голыми ветвями. Если же дерево получилось с ветвистой кроной и толстым стволом, то этот человек энергичен, жизнерадостен, и на данный момент ни чем не обеспокоен.

Заборы, препятствия. Рисующий множество заборов хочет убежать, спрятаться, он старается отгородиться от окружающих. Виной тому могут быть слишком высокие по отношению к нему требования со стороны родных или начальства либо сильнейшая потребность в покое и отдыхе.

Штрихи из центральной точки. Штрихи из центральной точки рисуют решительные амбициозные лидеры, чётко следующие своим целям. Они способны и других увлечь за собой. В борьбе за отстаивание своей точки зрения, тем не менее, они всегда спокойны и хладнокровны, не переходят на личности и не стараются вступить в конфликт или обидеть собеседника.

Каракули. У автора внутренний хаос. Его что-то беспокоит, какая-то серьёзная проблема или нависла ситуация, которая требует принятия важного решения, отсюда и подобные рисунки.

Ландшафты. Разнообразные ландшафты, картинки с пляжем на море или лесную опушку рисуют мечтатели, которые желают перебраться хотя бы мысленно туда, где можно расслабиться и полноценно отдохнуть.Они устали от бытовых проблем и монотонности будней. Им совсем не свойственны агрессивность, поэтому стараются избегать любые конфликты.

Любители рисовать стилизованные буквы, вырисованные до мелочей, обращают своё внимание к деталям и мелочам и в жизни, стараются любую работу довести до совершенства. Считается, что человека, который любит рисовать цифры, заботит только материальное благосостояние, материальные ценности. Причем либо он все время думает о том, как бы больше заработать, либо о том, как бы рассчитаться с долгами.

Знаки препинания. Вопросительный и восклицательный знаки, точки, запятые, прочие знаки препинания рисуют обычно мыслители, которые любят наблюдать за другими людьми, их эмоциями, реакциями на какие-либо события, анализировать, делать выводы. Это человек-философ, которому жизнь представляется сложной загадкой, ребусом, которые не всякому дано решить.

Губы. Губы, смеющиеся и улыбающиеся рты разнообразной формы, размеров рисуют чувственные творческие натуры. Если на рисунке с губами видны зубы не исключена некоторая агрессия автора рисунка.

Глаза. Красивые выразительные роскошные глаза рисуют люди, склонные к высокой самокритике и самонаблюдению. Также глаз может означать и внутреннее беспокойство автора.

Звёзды и луна. Рисуют звёзды люди, мечтающие забраться ввысь, получить высокую руководящую должность, признание в обществе, и т.п. У авторов таких рисунков есть сила воли, они довольно честолюбивы, в некотором роде даже эгоистичны. Звезды присущи оптимистам и людям, которые не боятся трудностей.

Зигзаги. Рисующий зигзаги, скорее всего чем-то очень озабочен. Вследствие чего у него накопилась агрессия, сверхчувствительность к проблемам бытовым и служебным. Он подобен искре, которая очень быстро может превратиться в целое пламя.

Изящные, изогнутые или вьющиеся линии присущи людям, способным непринужденно вести беседу. Они любознательны и тактичны.

Разукрашенные зверюшки, рыбки говорят о хорошем чувстве юмора и умению оптимистично смотреть в будущее, а вот рисунки перьев, крыльев присущи скорее людям непредсказуемым, возможно даже легкомысленным. Маска говорит о скрытности и осторожности автора.

Капли, вода, вытянутые рисунки с плавными линиями изображаются обычно людьми с меланхоличным или флегматичным характером.

При анализе рисунка стоит обратить внимание на технику его исполнения. Четко нарисованные изображения без лишних штрихов — признак уверенного в себе человека. Слабые контуры рисунка свидетельствуют о быстрой утомляемости, безынициативности, а штриховка — о нервном состоянии.

Что скажете? Согласны ли вы с такой трактовкой?

В любом случае, никакой тест не дает абсолютного результата, максимум, что он может — показать лишь часть правды, либо что-то верное только в текущий момент…

Но хочу обратить ваше внимание вот на какой момент: рисунки на полях возникают, минуя сознание. То есть, в тот момент, когда человек автоматически водит ручкой по бумаге, он полностью свободен от внутреннего критика. Он не стремится создать шедевр и не расстраивается, если рисунок не безупречен.

Поэтому, если вы имеете привычку рисовать во время разговора, постарайтесь уловить это состояние, и попробуйте вспомнить его, когда будете рисовать учебные задания или возьметесь за другую творческую работу. Настоящее искусство возникает тогда, когда автор не зациклен на результате.

Содержание

Вернуться на главную

 

Что означают рисунки, которые мы неосознанно рисуем?

Даже если мы не умеем рисовать, когда скучно выводим на бумаге узоры или фигуры. Многие не обращают внимания на эти картинки, но психологи и в них нашли скрытый смысл. Дело в том, что когда мозг занят другим делом, руки находятся под контролем подсознания и передают сигналы из глубины души.

Подобными исследованиями занимается и наука графология. Поэтому важно суметь увидеть в незначительных деталях истинную сущность человека, скрытую под маской сознания.

Анализ рисунка

В отличие от тестов, где перед человеком ставят конкретную цель нарисовать дом, семью, животное, здесь важен выбор сюжета картинки. Он расскажет о мыслях, скрытых страхах и мечтах, что нельзя узнать при помощи привычных методов диагностики.

Человек

Чаще неосознанно человек выводит фигуры людей. И от того, какими они получаются, судят о внутреннем состоянии и чувствах, переживаемых на данный момент.

Интерпретация:

Если фигурки выходят маленькими и схематичными, то человек ощущает давление со стороны и беспомощность перед ним. Он хочет остаться в одиночестве и боится общения.
Если фигурка изображена прямо, то рисовавший не испытывает страха перед людьми, но чем больше она «смотрит» в сторону, тем скрытнее личность.
Непропорционально большая голова говорит об интеллектуальном складе ума. Маленькая, наоборот, о техническом. Чем детальнее прорисована внешность, тем сильнее заботит она человека.
Маленькие, плохо прорисованные или закрытые глаза, говорят о визуальных страхах. Это может быть образ, увиденный в фильме или представленный в воображении.
Чем больше у нарисованного человечка уши, тем важнее для «художника» мнение со стороны. Отсутствие говорит, что ему безразличны общественные устои.
Широкие плечи выдают силу и властность, а узкие слабость. Сутулая спина подсказывает, что человеком управляет чувство вины.
Руки, прижатые к телу или прикрывающие его, говорят о конфликтах с окружающими людьми.
Если ноги расставлены широко, значит человек не любит выслушивать чужое мнение, если соединены, то легко подчиняется приказам со стороны. Длинные ноги указывают на желание быть независимым, а короткие на чувство неловкости.

Обратите внимание на позу и выражение лица, если они агрессивные, человека одолевает чувство, которое не может побороть. Если при этом рот закрыт или стиснуты зубы, то он не хочет об этом говорить.

Имя или подпись

Будьте осторожны, оставляя на листах бумаги подпись. Не только потому что ей воспользуются мошенники, но для сохранения адекватной самооценки. Психологи утверждают, что человек, выводящий свое имя или оставляющий автограф на случайно попавших под руку листочках, страдает от тщеславия и зациклен на себе.

В тоже время человек может писать отдельные слова или фразы, которые ему пришлись по душе. Не ищите в них двойной смысл, они говорят о том, какие ассоциации у человека вызывает место где он находится, окружающие люди и внутреннее состояние.

Геометрические фигуры

Важно обратить внимание, имеют ли эти фигуры углы, а также их количество. Чем больше в рисунке острых деталей, тем решительней настроен «художник». Квадраты, прямоугольники, трапеции и треугольники говорят о четкой цели и стремлении к ней. Если фигура имеет 6 или больше углов, ее автор осторожен и внимателен.

Круги, овалы и кольца указывают на мягкость характера. Если несколько таких фигур соединены между собой или находятся одна в другой, то человеку необходима поддержка и участие. Закрашенные круги говорят о замкнутости и нежелании общаться.

Спирали и волны

Рисующий закручивающиеся линии человек находится в кругу своих эмоций и переживаний. Ему не требуется сочувствие и участие окружающих, он погружен во внутренний мир и ему в нем комфортно. Если завитки спирали мелкие и частые, то имеется неразрешенная проблема, которая вызывает эмоциональный дисбаланс. Такой человек неуравновешен и может вспылить.

Волны, напоминающие очертание женской фигуры выдают сексуальный подтекст рисунка. Такому человеку не хватает теплоты и внимания со стороны противоположного пола. Возможно, у него возникает сексуальное влечение к определенному человеку, но это желание остается неосуществимым.

Сердца и звездочки

Сердечки на бумаге рисуют люди ранимые и впечатлительные. Они подвержены воздействию романтических чувств и эмоций. Такие «художники» мечтательны и мягкосердечны. Но внешне это никак не проявляется. Они скрывают эмоции и кажутся строгими и серьезными.

Рисованием звезд увлекаются те, кто хочет достичь карьерных высот и общественного признания, и обладают всеми нужными для этого качествами. Они целеустремлены, оптимистичны и полны энергии для свершения задуманных планов.

Солнце и облака

Если вы увидели, что кто-то рисует солнышко и облака вокруг, знайте, что этот человек добр и мягкосердечен. Он живет мечтами и грезами, часто выдумывает небылицы и рассказывает их. Такой «художник» любит общение и плохо себя чувствует, когда рядом никого нет.

Обычно, рисунок не заканчивается на одном сюжете, к нему приплетаются новые образы и символы. Это говорит о богатой фантазии. Рисующий с удовольствием подарит свое творение и нарисует еще, если вы его об этом попросите.

Крестики и решетки

Если человек выводит перекрещенные линии, в его жизни присутствует сложная ситуация, которая пока не имеет выхода. Своими рисунками он показывает, что хочет защититься от тяжелых жизненных невзгод.

Кресты и решетки указывают на страх перед возникшей ситуацией и нежелание брать на себя ответственность. Такое чувство возникает из-за неуверенности в себе, нежелании идти на компромисс и прислушиваться к мнению опытных людей.

Домики

Рисуя домик, человек неосознанно ищет опору в жизни, хочет найти поддержку. Он обеспокоен своим нынешним положением, старается исправить его и сделать свою жизнь лучше. Дом, окруженный забором говорит о нехватке поддержки со стороны близких. Маленькие окна указывают на замкнутость и недоверие.

Дым из трубы выдает добрый характер «художника». Сад и цветы говорят, что ему не хватает уюта и покоя. Если к дому ведет дорожка, то человек ждет перемен в жизни. Отсутствие двери и крыльца, наоборот, подскажут, что он боится изменений, которые могут произойти.

Животный мир

Изображение рыб или птиц, расправивших крылья и плавники, говорит о свободолюбии автора. Если же он нарисовал обезьяну или похожего на нее животного, то имеет инфантильные черты личности.

Кошки и собаки, нарисованные на бумаге, подсказывают, что человеку не хватает тепла, и он хочет завести друзей. Если он изобразил крокодила, то имеет властный и деспотичный характер.

О чем расскажет техника рисования

Если вы хотите заглянуть глубже и узнать о человеке еще больше интересного, посмотрите на то, как он рисовал. Сильное или слабое надавливание, толщина линии, обведение контуров и цвет, которым выполнялся рисунок, расскажет другие факты о психологическом состоянии человека.

Резкие штрихи

Быстрые движения, проведение ручкой по одной линии несколько раз говорят о тревоге, которая овладела человеком. Если он рисует нечеткие черты и сложно понять, что точно изображено, нет деталей и четкости, присутствует волнение или другой негативный фактор.

Когда штрихи получились четкие и аккуратные, а рисунок крупным и детальным, можно говорить о рассудительности и серьезности «художника». Он точно знает, что хочет от жизни и твердо стоит на своем.

Плавные линии

Если человек выводит плавные линии, рисует замысловатые узоры, при этом еле прикасается к бумаге карандашом или ручкой, то он мягкосердечен и податлив. Такая личность находится в зависимости от общества.

Яркие линии расскажут о том, что, несмотря на доброту и отзывчивость, управлять таким человеком не получится. Он знает, чего хочет, и не ориентируется на чужое мнение.

Выбор цвета

По этому фактору судят, если перед рисующим имеется выбор: лежат разноцветные карандаши, ручки или фломастеры. В зависимости от того, в какой гамме выполнен рисунок, можно судить о настроении, преобладающем в данный момент.

Интерпретация цвета:

Красный. Говорит о напористости и твердости, внутренней энергии и желании действовать. Человеком овладевает тревожность и эмоциональное напряжение, способное вызвать агрессивное поведение.
Оранжевый. Указывает на хорошее расположение духа. Человек испытывает желание общаться, делиться своими мыслями и идеями.
Желтый. Если человек выбрал для рисования этот цвет, его переполняет чувство радости и счастья. Он испытывает эмоциональный подъем и полон новых идей.
Зеленый. Говорит о гармонии, царящей внутри рисующего, душевном покое и уравновешенности. Человек, выбравший этот оттенок, находится в поиске себя.
Синий. Указывает на то, что человеку комфортно в окружающей его обстановке, он готов к искреннему и откровенному разговору.
Фиолетовый. Говорит, что человеком управляют эмоции, а не разум. Он легко раним и находится в творческом поиске.
Серый или графитовый (в том числе и простой карандаш). Указывает на присутствие уныния и тоски.
Черный. Этот цвет олицетворяет уверенность в себе или депрессивное настроение.

Соединив анализ сюжета рисунка и интерпретацию выбора цвета получаются однозначные выводы о характере человека, эмоциональном состоянии и чертах личности.

Расположение рисунка на листе

Еще один фактор, по которому вы узнаете о человеке интересные факты – это расположение рисунка на листе бумаги. В зависимости от того, в каком месте он предпочитает выводить узоры, преобладают те или иные черты характера:

верхняя сторона. Указывает на завышенную самооценку и желание заслужить признание в обществе. Если рисунок маленький, то присутствует тревога и страх, если большой, то человек высокомерен и заносчив;

нижняя сторона. Говорит о неуверенности в себе и замкнутости. Человек, выбирающий эту сторону, нерешителен и боится перемен;
левая сторона. Ориентировка на прошлое. «Художник» любит разбираться в себе, размышлять о прожитой жизни, делать выводы;
правая сторона. Говорит о стремлении вперед. Выбор в пользу правой стороны листа указывает на то, что человек ориентирован на будущее.

Прежде чем анализировать рисунки, убедитесь, что вы готовы услышать результаты. Иногда они настолько непредсказуемые и шокирующие, что сложно поверить в правдивость.

Графолог объяснила, что говорят о людях бессознательные рисунки на бумаге

https://ria.ru/20200811/1575617608.html

Графолог объяснила, что говорят о людях бессознательные рисунки на бумаге

Графолог объяснила, что говорят о людях бессознательные рисунки на бумаге

Во время телефонных разговоров или долгих совещаний люди часто начинают рисовать в лежащих перед ними блокнотах и тетрадках, полученные бессознательные рисунки… РИА Новости, 11.08.2020

2020-08-11T04:48

2020-08-11T04:48

2020-08-11T12:00

анна шадрова

россия

характер

общество

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdn24.img.ria.ru/images/156064/34/1560643434_0:43:1920:1123_1920x0_80_0_0_ddfe061c0d2f50bf75c52735d7a57859.jpg

МОСКВА, 11 авг — РИА Новости. Во время телефонных разговоров или долгих совещаний люди часто начинают рисовать в лежащих перед ними блокнотах и тетрадках, полученные бессознательные рисунки могут отражать особенности характера человека. Об этом рассказала Пятому каналу графолог Анна Шадрова.Спирали и волнистые линии говорят о том, что человека не интересуют чужие проблемы. Вероятно, он испытывает небольшой кризис и ему стоит контролировать свое эмоциональное состояние. Нарисованное солнце указывает на то, что человек больше всего мечтает о дружбе и нежности, сетки — попадание в неловкое положение и склонность проглатывать обиду и раздражение.Изображения, содержащие крестообразные элементы, рисуют чаще всего женщины. Это говорит о чувстве вины, которое возникло во время телефонного разговора. Геометрические фигуры обычно рисуют люди, открыто выражающие свою точку зрения.Многое о человеке может сказать изображение им растений.Любители рисовать цифры очень заняты поиском денег. Те, кто чертит шахматные поля, не могут найти себе места. Звезды и парусники, нарисованные от нечего делать, являются показателем оптимистической натуры.

https://ria.ru/20200419/1570240842.html

россия

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2020

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdn21.img.ria.ru/images/156064/34/1560643434_213:0:1920:1280_1920x0_80_0_0_4b0594f5161e16c0b31437f5cbdfb652.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

анна шадрова, россия, характер, общество

МОСКВА, 11 авг — РИА Новости. Во время телефонных разговоров или долгих совещаний люди часто начинают рисовать в лежащих перед ними блокнотах и тетрадках, полученные бессознательные рисунки могут отражать особенности характера человека. Об этом рассказала Пятому каналу графолог Анна Шадрова.

Спирали и волнистые линии говорят о том, что человека не интересуют чужие проблемы. Вероятно, он испытывает небольшой кризис и ему стоит контролировать свое эмоциональное состояние. Нарисованное солнце указывает на то, что человек больше всего мечтает о дружбе и нежности, сетки — попадание в неловкое положение и склонность проглатывать обиду и раздражение.

«Переплетение сердец рисуют люди, которые переполнены чувствами. Переплетение кругов говорит о том, что вы чувствуете, что находитесь вне событий. Узоры, которые похожи на рисунки на обоях или на снежинки, говорят о том, что вам скучно и вообще надоел разговор или даже ваш образ жизни», — пояснила Шадрова.

Изображения, содержащие крестообразные элементы, рисуют чаще всего женщины. Это говорит о чувстве вины, которое возникло во время телефонного разговора. Геометрические фигуры обычно рисуют люди, открыто выражающие свою точку зрения.

«Если вы любите рисовать человечков — это признак беспомощности или желания уклониться от какой-то обязанности», — отметила эксперт.

Многое о человеке может сказать изображение им растений.

«Если вы рисуете тонкие деревья с голыми ветками, то сейчас вы расстроены и потеряны. А если ветвистые кроны или толстый ствол, то это показывает вашу жизнерадостность и то, что вас сейчас ничто не беспокоит», — рассказала графолог.

Любители рисовать цифры очень заняты поиском денег. Те, кто чертит шахматные поля, не могут найти себе места. Звезды и парусники, нарисованные от нечего делать, являются показателем оптимистической натуры.

19 апреля 2020, 01:19КультураСтало известно, у каких знаков зодиака больше женских черт характера

Разговор о рисовании | Glasstire

Франс Снейдерс, Исследования на животных, с. 1594–1657

Кристина Рис: Этим летом я была в Санта-Фе и увидела шоу в Художественном музее Нью-Мексико, которое поразило меня. Я все еще думаю об этом. Он называется « линий мысли: от Микеланджело до наших дней». Это все рисунки величайших художников в истории с 15 века до наших дней. От Леонардо да Винчи до Дюрера, Рембрандта, Дега, Жюли Мерету, Базелица, Бриджит Райли.Это не грандиозное шоу, и не должно быть, но оно было настолько хорошим, что поразило меня как наркотик. Эскизы, этюды, все эти чудесные, интимные работы на бумаге, во всех которых присутствует рука художника. Есть рисунки да Винчи, которые настолько живы и непосредственны, что кажется, будто он нарисовал их вчера.

Моя работа — смотреть на искусство, и даже я забываю, насколько важен рисунок или, по крайней мере, был он. Кажется, что рисование соскользнуло по лестнице важности как инструмент или процесс художника.Или есть?

Майкл Бисе: Он не упал ни с одним из художников, которые мне небезразличны. Приступить к рисованию — это начало пути для всех, кто хочет называть себя художником. Другой точки входа просто нет. Это то, что сделали первые люди, создавшие искусство.

То, что многие люди склонны забывать, это то, что люди не становятся художниками в колледже, аспирантуре или в какой-то другой неопределенный момент, когда это может показаться модным.Художники узнают, художники ли они в детстве. Некоторые из них — строители, некоторые — ящики, лучшие — и то, и другое, но если вы не поймете, какое внимание к пластичности связано с пристальным вниманием к рисованию, когда вы довольно молоды, у вас есть много наверстать упущенное. Смерть нейрона и все такое.

Рисунок — это осознание сложности мира. Когда я учу рисованию, я говорю своим ученикам, что видение (и мысль) — это совокупный процесс. Вы не можете увидеть сложный натюрморт за пять минут, вы можете увидеть его только мельком.Я использую пример знака СТОП. Вы видите знак СТОП ровно столько, сколько вам нужно знать, чтобы остановиться. Если вы посмотрите на него достаточно долго, вы увидите узор на светоотражающем пластике или металле, из которого он сделан, вы заметите, выцвели ли он или есть скол на букве «S». Потом какой-то засранец позади тебя в ауди ложится на рог.

Питер Пауль Рубенс, Этюд для фигуры Христа на кресте, ок. 1610

CR: Вы когда-нибудь встречали хорошего художника, который пренебрежительно относился к рисованию? И разве какой-нибудь художник, который действительно не хочет этого, признает это?

МБ: Ни один хороший художник не пренебрегает рисунком.Это было бы похоже на хорошего музыканта, который отбрасывает ноты. Но я встречал множество людей, которые расширяли определение того, что значит быть художником, до такой степени, что создание искусства становится категорией без определения.

Я встречал художников, которые могут утверждать, что не умеют, но они не пренебрежительны. Это больше похоже на скромный пирог. Некоторые художники испытывают странное чувство вины, когда им кажется, что им не разрешают просто нарисовать красивый рисунок — они должны как-то его ниспровергнуть.И это нормально. Если они могут ниспровергнуть традицию, показывая мне, что они контролируют эту традицию, я думаю, что это та часть кости, где находится хорошее мясо. Это радикально. Есть ирония в некой авангардной точке зрения, которая задумывалась как радикальная, но на практике становится своего рода протестантским иконоборчеством, запрещающим навыки или талант. Но все больше и больше я стараюсь не скрежетать зубами по этому поводу и просто игнорирую ту художественную идеологию, которая вызывает у меня несварение желудка. С моей точки зрения, я вижу, что отношение к навыкам в целом и рисованию в частности меняется.Можно только подавать людям суп и так долго называть это искусством. Люди всегда снова проголодались.

Бриджит Райли, Этюд для Blaze, 1962

CR: В какой-то степени то, что вы здесь высказываете, похоже на отношение к живописи. Очевидно, что рисунок и живопись очень разные, и многие люди, которые умеют рисовать и делают это, никогда не берутся за рисование. Но когда вы упоминаете «авангард без навыков», который периодически появляется и исчезает, вы можете говорить о тенденциях (или «трендах») в живописи.«Люди всегда снова голодают». Для чего именно? Содержание, повествование, образность, узнаваемость человечности? Если да, то как рисунок служит этому?

Мельхиор Лорк, Черепаха и вид на обнесенный стеной прибрежный город, 1555

МБ: Я не совсем уверен (хотя вы могли бы меня убедить), что «снижение навыков» в живописи, рисовании, скульптуре или большинстве других форм искусства циклически меняется. Думаю, это был довольно твердый стандарт на всю мою жизнь. Учителя на моих классах рисунка и живописи, когда я получал степень бакалавра (за одним исключением), никогда не учили меня какой-либо технике.Такие вещи, как, сколько льняного масла или воды добавить в краску, или как разбить изображение или объект на его основные формы, глядя на него, или как добиться той или иной текстуры в рисовании, практически полностью игнорировались. Я предполагаю, что это считалось «академическим», что является кодом консерватора. Только на уроках акварели меня научили какой-то технике. Мне пришлось экстраполировать результаты этого класса на акрил, а затем на масло. Я думаю, что это стандарт художественного образования, по крайней мере, с 70-х годов.

Когда Керри Джеймс Маршалл был в Отисе, он поднял вонь, потому что он наблюдал, как сознательное, идеологически ориентированное снижение квалификации происходит как вопрос политики, прямо у него на глазах. Он был так зол, что решил не учиться в аспирантуре после того, как оставил Отис.

Рисунок немного другой. Люди склонны проявлять более естественные способности; живопись более опосредована. Но даже в рисовании использование некоторых базовых приемов и принципов подхода к рисунку — даже абстрактному рисунку — может спасти студенческие годы от возни в темноте.Верно также и то, что некоторые люди просто не умеют рисовать или раскрашивать. Думаю, миру тоже нужны юристы.

Весь авангард начала 20-го века от Кандинского до Дюшана и Пикассо действительно мог рисовать и рисовать из реальности. Я согласен с Робертом Хьюзом в том, что художники должны заслужить «… право на радикальное искажение в рамках непрерывной традиции…». Вы заслужили это право, научившись рисовать.

Я не говорю, что каждый должен превратиться в Odd Nerdrum.Моя работа вряд ли академическая, хотя я думаю, что многие люди скажут, что это так. Я часто использую проекторы и всегда имею дело с искажениями, хотя я отказался от компьютера. Но я серьезно занимаюсь формальными проблемами. Есть ли у меня диапазон ценностей, который привлекает внимание? Использую ли я маркировку таким образом, чтобы это служило невероятному разнообразию текстур в мире? Сидит ли мой рисунок, каким бы политкорректным он ни был, а может и нет, как старая серая какашка на стене? То же самое и с покраской.И скульптура. И кино, и фотография.

Для меня содержание, повествование и тема важны, но менее важны, чем формальные отбросы. Они даже не разделимы. Техника информирует контент и наоборот. Они питаются друг другом. Но я не могу даже заинтересоваться этими вещами, если это скучно. И опять же, я думаю, что все начинается с рисования, по крайней мере, в изобразительном искусстве.

Метафора еды забавна, потому что я недавно прочитал статью об упадке французской кухни в США и ее узурпации итальянской и китайской кухней.Автор изложил пример того, что кухня проходит циклы, в которых она становится сложной и чрезмерно продуманной и, в конце концов, становится грубой и глупой. Тогда вновь открываются простота и честные ингредиенты. Переварка или недоварка, как в большинстве случаев рисования и живописи, намного сложнее избежать, если вы не залите тарелку густым липким соусом сложной политической теории.

Джованни Баттиста Пиранези, Интерьер круглого здания, 1752-60

CR: Для меня одним из настоящих соблазнов рисования (взгляда на него) является его непосредственность и интимность.Я полагаю, поскольку большинство из нас однажды приложило ручку, карандаш, уголь или мелок к бумаге, мы знаем, каково это делать. Это в памяти нашего тела, даже если мы не продолжаем рисовать на протяжении всей жизни. Это придает рисунку — даже более конкретно, чем общая категория работ на бумаге — ощущение для зрителя более прямого контакта с художником, его намерениями, его процессом. Когда рисунок обнародован, это похоже на тесное общение между художником и зрителем, а когда он менее публичный, он кажется секретом.Как запись в дневнике, к которой вы привыкли. Некоторые рисунки на выставке в Нью-Мексико почти наверняка никогда не предназначались для обнародования, и было что-то почти критическое в том, чтобы видеть настоящие страницы из блокнота Рембрандта, где он работает над эскизами композиций и лиц. Я не могу представить себе другой такой вид искусства, хотя самое близкое, что у нас есть с точки зрения близости и общения во всех этих смыслах, — это письмо. Вы пишете и рисуете.

Майкл Бисе, Human Comedy, 2016

МБ: Я не большой поклонник размытия границ — того, что художник говорит, что его картина на самом деле является фильмом, или художник-инсталлятор пытается убедить вас, что он художник, — но рисунок, который я делаю, полностью основан на по покраске.Я пытался поднять рисунок до исторического статуса живописи. В этом смысле мой рисунок приобретает показное качество написания с большой буквы. Рисунок с большой буквы. Это не обязательно хорошо.

Эскизы и предварительные чертежи не делаю. Мои работы избегают такой близости, которую вы видите в эскизах Рембрандта, но то, что вы видите на одном из моих законченных рисунков, происходит в реальном времени. Я особо не планирую. Я вхожу в углы и выхожу из них. Иногда я не выхожу из-за угла.Моя тема всегда автобиографична. В этом смысле непосредственность среды и непосредственность предмета связаны.

Непосредственное качество рисования, о котором я упоминал ранее и которое вы только что упомянули, важно для меня. От мысли к отметке проходит довольно прямая линия. Я умею и рисую, но последние 12 лет мне не хотелось брать кисть в руки. Существует утопическая идея, что каждый может рисовать «по-своему», и она исходит из того факта, что, как вы сказали, все рисуют и каракули.Не все рисуют. Я думаю, универсальность рисунка — вот почему он служит воротами в искусство. Каким бы я ни был циничным, я думаю, что привязан к этой идее больше, чем иногда могу себе представить.

Рисую лучше, чем пишу. И это доставляет мне неприятности. Я никогда не лгу, когда рисую, но иногда лгу, когда пишу. Я пишу хуже, чем рисую, и иногда говорю то, чего не имею в виду. Или говорите то, что я имею в виду, неправильно. Папка на моем рабочем столе, в которой я сохраняю свои столбцы, называется «Writing for Money.«Я не уверен, что напишу, если мне не заплатят. Я буду рисовать на смертном одре.

Что такое рисунок? — Музей Виктории и Альберта

Термин «рисунок» применяется к работам, которые сильно различаются по технике. В разное время это понимали по-разному, и дать определение трудно. В эпоху Возрождения термин «дизайн» подразумевал рисунок как прием, который нужно отличать от окраски, так и как творческую идею, видимую в предварительном эскизе.

Краткий Оксфордский словарь определяет рисунок как:

‘образование линии путем рисования некоторым инструментом трассировки от точки к точке поверхности; представление линиями; очертание в отличие от живописи … расположение линий, определяющих форму ».

Несмотря на это требование формирования линий и подразумеваемое отсутствие цвета, немногие будут отрицать, что работа, образованная точками или штриховкой или полностью построенная по линиям, но в диапазоне цветов, является рисунком.

Следующие рисунки, сделанные разными способами, были выбраны, чтобы помочь определить, а также расширить границы того, что такое рисунок. Они различаются в зависимости от используемого материала, который включает металлическую иглу, графит, древесный уголь, чернила и мел. Некоторые соответствуют строгому словарному определению рисунка, другие — нет.


Зачем рисовать?

Есть много разных причин, по которым люди рисуют:

  • , чтобы визуализировать мысль и что-то проработать
  • , чтобы создать шаблон, которому нужно следовать, или дать инструкции, как что-то сделать
  • , чтобы помочь клиентам визуализировать то, что предлагается
  • доставлять удовольствие как самоцель

Этюд из мультфильма Пизы Микеланджело, Италия, около 1495-1563 гг.Ручка и стирка. Музей № DYCE.163. Завещан преподобным Александром Дайсом.

Говоря о рисовании

Многие творческие люди подчеркивали важность рисования в других медиа для своей работы. Эти цитаты дают представление о функции и важности рисования в их жизни. Они датируются периодом с 15 века до наших дней и демонстрируют непреходящую важность рисунка.

Ченнино Ченнини (около 1370–1440)

«Во-первых, вы должны изучать рисование не менее одного года; тогда вы должны оставаться с мастером в мастерской не менее шести лет, чтобы вы могли изучить все части и элементы искусства…. рисование без антракта в праздничные и рабочие дни ».

Леонардо да Винчи (1452–1519)

«Юноша должен сначала изучить перспективу, а затем пропорции предметов. Затем скопируйте работу за руку хорошего мастера, чтобы выработать привычку хорошо рисовать части тела; а затем работать с натуры, чтобы подтвердить извлеченные уроки ».

Микеланджело (1475 — 1564)

«Пусть тот, кто достиг такого многого, чтобы иметь силу рисования, знает, что он держит великое сокровище.’

Тициан (около 1487/1490 — 1576)

«Не яркие цвета, а хороший рисунок делает фигуры красивыми».

Джорджио Вазари (1511–1574)

«В то время человека не считали хорошим ювелиром, если он не умел хорошо рисовать».

Тинторетто (1518–1594)

«Красивые цвета можно купить в магазинах на Риатло, но хороший рисунок можно купить только из шкатулки таланта художника с терпеливым изучением и ночами без сна.’

Жан-Огюст-Доминик Энгр (1780–1867)

«Рисунок — это честность искусства. Рисовать — не значит просто воспроизводить контуры; рисунок — это не просто линия: рисунок — это еще и выражение, внутренняя форма, плоскость, моделирование. Посмотри, что останется после этого ».

Джон Раскин (1819 — 1900)

«Искусство рисования, которое имеет более реальное значение для человечества, чем искусство письма … должно обучаться каждому ребенку так же, как и письму».

Камиль Писсарро (1831-1903)

«Только часто рисуя, рисуя все подряд, постоянно рисуя, в один прекрасный день вы к своему удивлению обнаруживаете, что передали что-то в его истинном характере.’

Поль Сезанн (1839 — 1906)

‘ Рисунок и цвет вообще не разделены; Насколько вы рисуете, вы рисуете. Чем больше гармонирует цвет, тем точнее становится рисунок ».

Огюст Роден (1840-1917)

‘Что рисует? При описании формы массы я ни разу не отводил взгляд от модели. Почему? Потому что я хотел быть уверенным, что ничто не ускользнет от моего понимания… Моя цель — проверить, насколько мои руки уже чувствуют то, что видят мои глаза.’

Генри Тонкс (1862-1937)

«Италия почти до конца 16 века всегда будет лучшей школой для всех, кто хочет узнать, что может объяснить рисунок … мы фиксируем форму, ее важность невозможно переоценить. Школа живописи, в которой рисунок не преподается и рисунок не связан с живописью, не заслуживает названия школы. Когда ученик начинает рисовать, он скоро почувствует отношение рисунка к рисованию.’

Василий Кандинский (1866-1944)

‘ Обучение рисованию — это тренировка восприятия, точного наблюдения и точного представления не внешнего вида объекта, а его конструктивных элементов, его законных сил-напряжений, которые могут быть обнаруженным в данных объектах и ​​логических структурах одного образования в направлении ясного наблюдения и ясного воспроизведения контекстов, посредством чего поверхностные явления являются вводным шагом к трехмерному.’

Анри Матисс (1869 — 1954)

«Рисование похоже на выразительный жест с преимуществом постоянства».

Спенсер Фредерик Гор (1878-1914)

«Рисуя, человек расширил свою способность видеть и понимать то, что он видит».

Пауль Клее (1879 — 1940)

«В конечном итоге рисунок просто больше не является рисунком, каким бы самодостаточным ни было его исполнение. Это символ, и чем глубже воображаемые линии проекции соответствуют высшим измерениям, тем лучше.’

Пабло Пикассо (1881 — 1973)

«Рисование — это своего рода гипноз: человек так смотрит на модель, что подходит и садится на бумагу».

Андре Л’От (1885 — 1962)

«Рисовать можно только рисованием, потому что рисование — это способ заранее зарезервировать место для цвета».

Алек Иссигонис (1906-1988)

«Мои наброски и наброски — не работа академического инженера. Они представляют собой многолетние исследования в области дизайна в попытках обеспечить лучшее соотношение цены и качества в области дизайна небольших автомобилей.’

Джим Дайн (1935 г.р.)

«Рисование делает изобретение более доступным для меня. Быстрее. Немедленный. Я начинаю рисовать и придумывать. Я всегда разрушаю статус-кво рисунка. Думаю, можно сказать, что я практикую свою собственную форму воровства. Я саботирую реальность, иначе это все равно что целоваться без языка. Я даже гамбургер не могу приготовить, не повозившись с ним … Раньше часто я кладу все реалистично, но теперь терпения на реализм у меня меньше, сердце переполнено.Мне нужно выпустить больше эмоций. Я хочу больше эмоций, а это мешает реалистичности. Я хочу сократить реализм. Теперь я запускаю много хлопушек и записываю множество идей, как если бы я строил из идей. Вещи приближаются. Что-то приближается, и у меня нет возможности говорить о том, что это такое, но появляются вещи, которые обычно не растут рядом друг с другом. Изображение физической энергии на бумаге и нарушение ее поверхности — это еще один способ оживить рисунок.’

Дэвид Хокни (1937 г.р.)

‘ Во время координации (в сотрудничестве с Алленом Джонсом) выставки Королевской академии 2004 года, в которой особое внимание уделялось рисованию: «последние 30 лет рисованию не уделяли должного внимания. в художественном образовании … Это было основано на идее, что фотографии будет достаточно для взгляда на мир … люди теперь знают, что фотография может быть обработана цифровым способом и может больше не отражать реальность … Пришло время взглянуть на то, как создаются изображения , чтобы придать большее значение чертежам и черчению… практически все оживает на чертежной доске.’

Ева Йирикна (1939 г.р.)

«Я все время рисую, меня окружает бесконечное количество блокнотов формата А3 и А4. Я постоянно пытаюсь решить проблемы и детали. Мне необходимо знать, как выглядит деталь — как сочетаются материалы, как она работает в трехмерном пространстве. Если я рисую для себя, я это понимаю. Если я попытаюсь это представить, это слишком прихотливо. Наброски — это инструмент, продолжение человеческого мозга ».

Грейсон Перри (1960 г.р.)

«Пока мы не сможем вставить USB-накопитель в ухо и загрузить наши мысли, рисование остается лучшим способом переноса визуальной информации на страницу.Я рисую как коллажист, сопоставляя изображения и стили маркировки из многих источников. Мир, который я рисую, — это внутренний ландшафт моих личных увлечений и культур, которые я впитал и адаптировал, от латышского народного искусства до японских экранов. Я лассирую мысли ручкой. Рисую деревянную церковь или кто-то из Hello! Журнал не потому, что я хочу воспроизвести то, как они выглядят, а потому, что они привносят смысл в работу ».

Александр Маккуин (1969–2010)

«Мне было буквально 3 года, когда я начал рисовать.Я делал это всю свою жизнь, в начальной и средней школе, всю свою жизнь. Я всегда хотел быть дизайнером. Я читаю книги о моде с двенадцати лет. Я следил за карьерой дизайнера. Я знал, что Джорджио Армани был мастером на витринах, а Эмануэль Унгаро — портным.

Ты говоришь. Мы рисуем. Это потрясающе ™

Ink Factory — ваш партнер в области визуальной коммуникации

Привлекайте аудиторию, сотрудников и клиентов с помощью визуального повествования.Ink Factory — это больше, чем команда опытных художников. Мы определяем ваш самый важный контент и воплощаем его в жизнь с помощью рисования.

Превратите свои идеи в простые для понимания, увлекательные и увлекательные визуальные эффекты — в основной доклад, на ежемесячную виртуальную встречу или в развертывание новой стратегии. Визуальные эффекты могут помочь вам в достижении ваших целей. Как мы можем тебе помочь?

Визуальные эффекты общаются, вовлекают и вдохновляют

Расскажите сложную историю своим клиентам, сотрудникам или партнерам.

Создайте ажиотаж своим мероприятием, услугой или продуктом в печатном или онлайн-формате.

Привлекайте посетителей на виртуальные и личные мероприятия, такие как конференции и выставки.

Развивайте творческое мышление и решайте проблемы в своей организации.

Повысьте ясность, продуктивность и согласованность командных встреч.

И многое другое! Свяжитесь с нами, чтобы создать визуальный опыт, соответствующий вашим целям.

«Живые визуальные заметки Ink Factory поразили нас и аудиторию нашего вебинара. Я не мог поверить, что художник рисовал весь наш контент на месте! »

Услуги

Визуальные заметки

Рисунки, созданные в реальном времени с помощью простых слов и картинок.Идеально подходит для удивления публики на живых мероприятиях, таких как встречи, выставки и конференции.

См. Примеры

Мастерские

Общедоступные и частные классы для всех возрастов, посвященные тому, как думать, учиться и общаться визуально с помощью рисования. Достигайте своих целей и улучшайте память и познание с помощью визуальных заметок.

Узнать больше

Иллюстрации

Рисунки, которые мы создаем вместе с вашей командой для передачи сложного сообщения.Цифровой конечный продукт можно спроецировать, распечатать или оклеить обоями на стенах вашего офиса.

См. Примеры

Видео

Картинки, которые появляются на странице, чтобы рассказать историю вашей организации. Замедленная съемка, покадровая анимация и цифровая анимация адаптированы к культуре вашей компании.

См. Примеры

Виртуальные визуальные заметки

Художники

Ink Factory не ограничиваются бумагой и фломастерами.Мы можем делать визуальные заметки в цифровом виде и транслировать их в любой точке мира — где бы ни находилась ваша аудитория.

Как и традиционные визуальные заметки, рисование на собраниях поможет вам максимально вовлечь участников, прояснить сложные концепции, генерировать больше качественных идей и дольше сохранять динамику встречи.

ПОДРОБНЕЕ

Научитесь рисовать, как Ink Factory!

Визуальные заметки 101

Мастерская по запросу | 499 долл. США 374 долл. США

Наша самая популярная мастерская теперь со скидкой 25%! Изучите фундаментальные навыки, из которых состоят визуальные заметки, и примените их для лучшего решения проблем и коммуникативных навыков на работе, в школе и в повседневной жизни!

Узнать больше

Посмотреть другие семинары

«Все были в восторге от своего таланта и ценили визуальные заметки, которые помогли нам продолжить обсуждение.”

Эрин Киффнер, заместитель директора по разработке программного обеспечения, One Main Financial

Узнайте, как мы работаем для наших клиентов.

Вы в хорошей компании

Считайте нас своим партнером по визуальной коммуникации. компаний, с которыми мы работаем, знают, что визуальные эффекты являются ключом к привлечению сотрудников и клиентов. Мы помогаем нашим клиентам делиться своими идеями и создавать увлекательные впечатления с помощью живых визуальных заметок, рисованных иллюстраций и анимационных видеороликов.

Партнер с нами

Визуальные заметки о расовой справедливости

Запущенная в 2020 году инициатива Ink Factory Visual Notes for Racial Justice предоставляет бесплатные услуги визуальных заметок предприятиям и некоммерческим организациям, принадлежащим черным, которые выступают за расовую справедливость.Визуальные заметки помогают этим организациям рассказывать свои истории, вдохновляют других на участие и достижение своих целей. Ты говоришь. Мы рисуем. Вместе мы вносим изменения.

Каждый год мы направляем часть доходов на предоставление услуг ведения заметок достойным организациям. В 2020 году мы с гордостью направили на эту инициативу 2% доходов.

Узнайте больше и примените

«Слушать часовой доклад и одновременно создавать его просто замечательно.”

Практическое руководство

Стратегия визуального мышления

Практическое руководство

Визуализирующие исследования

Часто задаваемые вопросы

Есть ли у вас художник, специализирующийся в моей сфере?

Все наши художники увлечены разными отраслями или темами.Однако все наши артисты профессионально обучены слушать и фильтровать то, что говорится в данный момент, независимо от обсуждаемого содержания.

В моем районе есть художник?

Наша основная команда находится в Чикаго, но у нас есть расширенная профессиональная сеть почти во всех регионах — и мы также можем поддержать ваше мероприятие виртуально!

Можете ли вы соответствовать бренду нашей компании?

Да, создаем ли мы живые визуальные заметки, иллюстрации или видео, мы работаем с вами, чтобы соответствовать вашему бренду.Помните, что мы занимаемся иллюстрацией, а не графическим дизайном, поэтому мы создаем работы, нарисованные от руки. Хотя мы можем подобрать ваш тон и цвета, работа на нашем веб-сайте является хорошим представлением того, что мы можем создать для вас.

В чем разница между визуальными заметками и иллюстрациями?

Визуальные заметки основаны на живом контенте и создаются во время речи, презентации, собрания и т. Д. Визуальные заметки помогают сохранить память и вспомнить еще долгое время после окончания встречи или мероприятия.

Иллюстрации предназначены для общения с более широкой (или более конкретной) аудиторией в качестве автономного визуального инструмента для навигации и обучения зрителей. Наши иллюстрации основаны на тщательно подобранном контенте, который повторяется и визуализируется с использованием нескольких циклов обзора.

Мы поможем вам использовать силу визуальных эффектов, чтобы заинтересовать ваших людей, вдохновить ваших клиентов и достичь ваших целей.

Приступим!

Дети младшего возраста рассказывают о своих рисунках: методологические дилеммы

Маленькие дети рассказывают о своих рисунках: методологические дилеммы

Маленькие дети рассказывают о своих рисунках: методологические дилеммы

Кэти Ринг

Колледж Рипона и Йорка

Доклад, представленный на ежегодной конференции Британской ассоциации исследований в области образования, Кардиффский университет, 7-10 сентября 2000 г.

Кэти Ринг
Школа педагогического образования
Колледж Рипона и Йорка
Прогулка лорд-мэра
Йорк YO31 7EX

Тел .: 01904 656771
Факс: 01904 716785

, эл.почта: К[email protected]


Аннотация

В данной статье исследуются процессы проб и ошибок принятия решений исследователем, решающим методологические проблемы исследования с маленькими детьми.

Доказательства смыслообразования семи маленьких детей были собраны дома и в школе в течение месяца осенью 1998 и 1999 годов. Это является частью лонгитюдного исследования того, как социокультурные условия дома и дошкольного / школьного образования влияют на способы осмысления детьми, модели общения и самовыражения.

Интервью со значимыми взрослыми в домашнем и дошкольном / школьном контексте, использующие детские рисунки в качестве стимулов, являются частью сбора данных. Взрослые записывают, что говорят дети, рядом с рисунками. После анализа собранных данных у исследователя возникли две проблемы: голос ребенка передается через взрослого и не представлен сам по себе; Записанные ответы ребенка сосредоточены на содержании рисунков, а не на влиянии социокультурного контекста.

В следующем раунде сбора данных исследователь будет использовать коллекции рисунков каждого ребенка в качестве стимула для диалога, пытаясь побудить ребенка добавить контекстную информацию о его / ее формировании смысла и личных, но общедоступных процессах. представлены рисунками.


Введение

Растет озабоченность по поводу прав детей как участников исследования (Alderson, 1995, Davie and Galloway, 1996, Ginsburg, 1997).В рамках исследований, особенно в рамках исследований в формальной и образовательной среде, сохраняется непреднамеренная предвзятость, направленная против детей. Хотя уважение к детям, а не их защита, подчеркивается как в Конвенции ООН (1989 г.) о правах ребенка, так и в Законе о детях (Министерство здравоохранения, 1989 г.), большое количество исследований проводится в отношении детей. , но редко с детьми (Alderson, 1995). Это положение отражает историческое положение ребенка в обществе, лишенное власти и статуса.Подразумевается, что детям не хватает компетентности. Часто и политическое, и родительское давление вступают в сговор, чтобы сохранить эту точку зрения: политики изображают ребенка как потенциального работника, родители используют ребенка как косвенный символ успеха. Исследователь, перемещая фокус интереса с детей как субъектов на детей как людей, может проявлять уважение к детям как к гражданам, не как к взрослым в процессе становления, а как к «способным ученикам, сильным мыслителям, чувствующим людям» (Nutbrown, 1996. , XV).

Для исследователей, работающих с детьми в образовательных учреждениях, где взрослые обычно играют роль власти и авторитета, этические соображения должны находиться в авангарде их мышления. Руководство (UN 1989, Министерство здравоохранения, 1989) справедливо ставит вопросы перед такими исследователями, но не может дать ответов. Важность получения информированного согласия у детей, где это возможно, а также у значимых взрослых (Grieg and Taylor, 1999), а также для заявления и соблюдения анонимности и конфиденциальности, кажется «прямой».Однако способность исследователя придерживаться более общих этических принципов автономии, милосердия и справедливости (Beauchamp and Walters, 1989) является более сложной задачей. Пытаясь защитить ребенка от предполагаемой эксплуатации, исследователь может неосознанно отвести его / ее на пассивную роль и сделать предположения об автономии ребенка. Чтобы превратить ребенка в влиятельного участника исследования, особенно когда ребенок участвует в диалоге с исследователем, определенный контроль должен быть сознательно передан самому ребенку.Чем больше у ребенка автономии, тем больше у него будет возможностей стать активным информатором, а не сопротивляющимся субъектом исследовательского процесса (Hood, Kelley and Mayall, 1996). В рамках любого дизайна исследования методология, выбранная для сбора и анализа данных, становится решающей для того, чтобы голос ребенка был представлен сам по себе.

Маленькие дети рисуют дома и в школе: как контекст влияет на их смысл
что составляет

Первый этап 1998/99

Настройки

Окружение 1
(центр раннего возраста)

Окружение 2
(детский класс)

Настройка 3
(класс приема)

Целевые дети

Луки 3.0
Донна 3,8

Джейк 4,0
Саймон 4,1
Холли 4,6

Эдвард 4,9
Лианн 5,0

сентябрь 1998

  • Посещения настроек — контекстная информация

  • Полуструктурированные записанные на пленку интервью с учителями / ключевыми работниками

  • Отбор целевых детей

  • Посещения дома — полуструктурированные записанные на пленку интервью с родителями о ребенке / контекстной информации

октябрь 1998

ноя 1998

янв-август 1999

Анализ данных:

  • Стенограммы аудиозаписей — убеждения / поведения взрослых относительно детского значения, определяющего

  • Кодирование детского рисунка / лепки — сходства / различия в домашних условиях и в дошкольных учреждениях для каждого ребенка

  • Образцы сходства / различия в настройках

Вторая и третья фазы 1999/2000, 2000/2001

Возвращение, чтобы отслеживать формирование смысла детей, взгляды родителей и различные убеждения / поведение взрослых в институциональных условиях.

Рисунок 1

Дизайн исследования

Исследовательский проект «Маленькие дети дома и в школе: как контекст влияет на формирование их смысла» — это лонгитюдное исследование, предполагающее сбор данных за трехлетний период. Его цель — показать, как социокультурные условия дома и дошкольного / школьного образования влияют на способы осмысления детьми, модели общения и самовыражения. На концептуальную основу трехлетнего проекта (рис. 1) оказала влияние новаторская работа Кресса (1997) о формировании смысла у детей младшего возраста.Кресс утверждает, что

«Дети действуют многомодально, как в вещах, которые они используют, в объектах, которые они создают, так и в использовании своего тела; нет разделения тела и разума».

(там же: 97)

Чтобы получить доступ к формирующемуся у детей пониманию себя и других, осмысление ребенка осуществляется через коллекцию их рисунков (2D) и фотографий их расположения найденных объектов (3D). Родители и учителя / опекуны также записывают как комментарии ребенка, так и контекстную информацию, которая могла повлиять на репрезентацию ребенка.Эти данные отражают «энергичные, заинтересованные, преднамеренные действия детей в их усилиях в своем мире» (там же: 114) в подлинных контекстах «реального мира».

Голоса взрослых слышны с помощью двух полуструктурированных записанных на пленку интервью, проводимых до и после сбора данных. Первые интервью концентрируются на контекстной информации, тогда как вторые интервью стимулируются собранными доказательствами. В этом случае аннотированные буклеты с детскими рисунками и фотографиями используются в качестве инструмента для определения того, как понимание и убеждения взрослых поддерживают ребенка, их взаимодействия с ребенком и принимаемые ими решения, которые повлияют на ребенка.Методология исследования совершенствовалась и продолжает совершенствоваться в течение трехлетнего периода сбора и анализа данных.

Методология исследования Первый год

Осенью 1998 года, после получения письменного разрешения на реализацию проекта от L.E.A и старших преподавателей, в первоначальном письме разъяснялся проект и разъяснялось, что никакие имена или фотографии участников не будут публиковаться без их разрешения. Родителям и практикующим были предоставлены одноразовые фотоаппараты, альбомы для вырезок и информационный лист с минимальными инструкциями.Было сочтено, что слишком много письменной информации можно не размещать на этой ранней стадии, и поэтому встречи со взрослыми участниками проводились индивидуально, чтобы обеспечить возможность обсуждения инструкций и ответов на вопросы по мере их возникновения. Акцент был сделан на том, чтобы это было «сдержанным» и управляемым для взрослых. Родители подписали форму согласия на участие их ребенка в исследовательском проекте.

На первом этапе, благодаря четырехмесячной стажировке в университете Лидса, я мог наблюдать за детьми как дома, так и в дошкольных / школьных условиях, когда я собирал контекстную информацию.Это было бесценно, поскольку предоставило мне информацию об уровне их уверенности в обоих условиях и в предпочтительном способе (-ах) придания смысла отдельному ребенку. Наблюдения помогли поддержать мое мышление и дали подсказки, которые я предложил во время последующих интервью с родителями и практикующими. В дошкольном / школьном учреждении у всех детей был относительно неструктурированный распорядок дня с большим количеством свободного выбора в отношении предлагаемых занятий или материалов. Я чувствовал, особенно в случае с дошкольными учреждениями, что я был одним из многих посетителей класса и не был особенно заметным.Однако после моих посещений на дому у детей был разный уровень осведомленности о моей связи с ними, в зависимости как от их возраста, так и от того, о чем меня говорили в домашней обстановке. На этом этапе я была «дамой, которая интересовалась вашими рисунками».

Методология исследования Второй год

Меня все больше беспокоило отсутствие репрезентации со стороны ребенка, то есть то, что взрослый опосредует ответы ребенка и что ребенок может внести более непосредственный вклад в исследование к концу второй фазы сбора данных.В течение второго года только один ребенок все еще посещал дошкольные учреждения, а все остальные теперь попадали в возрастную группу начальной школы. Классификация по годам для каждого из детей в выборке оказала сильное влияние на исследовательский проект. Четверо из семи детей учились в классах первого года обучения, и в их ежедневном расписании преобладала потребность учителей проводить как час грамотности, так и ежедневный урок математики. Это, в сочетании с жестким расписанием с моей стороны, поскольку я теперь преподавал и исследовал, затрудняло сбор контекстной информации.Я чувствовал, что наблюдение в классе было бы навязчивым делом для учителя и теперь могло оказать нежелательное или тревожное воздействие на ребенка. Я ответил очень коротко, наблюдая за детьми в классе, часто всего пять минут, но чтобы уделять больше времени наблюдению за ребенком, незаметно во время игры, используя цифровую камеру, чтобы быстро запечатлеть ребенка в контексте. У меня была возможность наблюдать за одним ребенком, который все еще ходил в дошкольное учреждение, в его домашней обстановке, но я чувствовал, что, поскольку многие матери теперь работали неполный рабочий день, мой визит на дому во время чаепития, чтобы увидеть ребенка в контексте, мог бы не приветствуются.Было бы слишком многого просить от них и слишком многого для их часто очень уставших детей после долгого школьного дня.

Размышляя над этим вторым этапом исследования, когда я начал собирать законченные буклеты, я почувствовал себя отстраненным от детей. Это касалось не столько домашней обстановки, где родители снова смогли хорошо отреагировать на краткое исследование, сколько ребенка в школе. Многие учителя не могли отразить голос отдельного ребенка, особенно на этом раннем этапе учебного года.Было очевидно, что эти дети претерпели огромные изменения в переезде классных комнат, в некоторых случаях дважды с момента моих последних посещений. Как мне узнать их мнение об этих изменениях?

Опрос взрослых участников оказался относительно гибким и адаптируемым способом выяснения ситуации и, безусловно, предоставил богатые данные. Могу ли я использовать интервью, особенно подход, применявшийся во втором интервью со взрослыми участниками, то есть использование заполненных буклетов в качестве инструмента для стимулирования диалога с детьми в школьной обстановке? Если бы я мог, я бы добавил еще один уровень данных в исследовательский проект, увеличив при этом участие ребенка в проекте и, надеюсь, его понимание.Перед тем, как приступить к третьему и заключительному этапу сбора данных для исследовательского проекта, мне нужно было изучить интервью с детьми, чтобы включить это в свою методологию для заключительного этапа сбора данных.

Я начал с искреннего стремления к тому, чтобы дети получали удовольствие от наших встреч, чувствовали себя непринужденно и получали пользу от личного общения со взрослым, интересующимся их рисунками. Приведенные ниже примечания основаны на моих размышлениях, когда я вовлекаю детей в диалог о рисовании и о контексте, который окружал их сопоставленные рисунки.Примечания поддерживаются выдержками из записанных на пленку записей, которые дают примеры наших «голосов» во время нашего взаимодействия. Ноябрьские встречи с детьми, которые подробно описаны, происходили, когда появлялись возможности, и зависели от моего расписания и расписаний участвующих школ. Хотя я намеревался поговорить с детьми об их завершенных книгах, это оказалось труднее, чем я ожидал, из-за того, что практикующим в школе нужно было больше времени, чтобы «собрать их вместе», или мне нужно было изменить время собраний из-за обязательств по обучению.Июньские встречи последовали за периодом размышлений и позволили мне опробовать мои стратегии, направленные на то, чтобы сделать процесс установления диалога более «дружественным к ребенку» и, надеюсь, внутренне мотивирующим. На рис. 2 представлены особенности моих семи «исследований» подходов к доступу к голосам детей.


Исследования: записи из полевых исследований

Дата

Ребенок (дети)

Контекст

Деятельность

1.

, ноябрь

1999 г.

Джейк (5,3)

Саймон (5,4)

Холли (5,10)

комната персонала

ресурсов: карандаши и бумага

1. Опрос взрослого

2. рисунок — тема выбрана ребенком

2.

Эдвард (6.0)

Лианн (6.3)

неиспользуемый класс

ресурсов: карандаши и бумага, одна из книг Лианны по фазе 2

1.допрос взрослого

2. рисунок — взрослый рекомендуется

тема

3.

Люк (4.3)

комната персонала

ресурсов: книги фазы 2, карандаши, бумага

1. диалог вокруг книги

2. рисунок — тема выбрана ребенком

4.

Донна (4.11)

Детский класс во время сборки и игры

ресурсов: книги фазы 2, карандаши, бумага

1. диалог вокруг книги

2. рисунок — ребенок выбран

тема

5.

Май-июнь

2000 г.

Джейк (5,9)

детский класс

Завуч

ресурсов:

все детские книги для фаз 1 и 2,
друг
опросный лист

1.диалог вокруг книг

2. диалог книг с другом

3. заполнение и диалог вокруг анкеты «смайлик»

6.

Холли (6,3)

пустой класс

район библиотеки

7.

Симон (5.10)

пустой детский класс

Рисунок 2

Исследование: диалоги с детьми

Групповые интервью — ноябрь 1999 г.

1. Джейк (5,3) Саймон (5,4) Холли (5,10)

Это была неожиданная возможность встретиться с детьми всей группой. Казалось, что детей больше заинтересовала учительская, чем испугала.Между детьми не было немедленного взаимопонимания. Хотя Саймон и Джейк вместе ходили в детский сад, Саймон перешел из детского сада в основную школу раньше Джейка. Все дети теперь учились в разных классах и играли с детьми того же возраста и пола на детской площадке.

Я «взял на себя ответственность» за ситуацию, сказав им, о чем мы собирались говорить. Я использовал общие знания о продолжающемся строительстве нового питомника на этом участке, в котором будет участвовать сестра Холли, чтобы «сломать лед».Дети с готовностью выслушали мои предложения и ответили на мои вопросы односложными ответами. Слушая свой голос, я осознавал, насколько сильно я беру на себя роль учителя и насколько мне бы понравились книги как стимул для их воспоминаний — чтобы они напоминали детям. Однако дети казались расслабленными; может быть, такая информация успокаивала детей, потому что была знакома. Хотя я хотел, чтобы дети участвовали в процессе принятия решений, я не дал им времени на участие и поспешил со своей повесткой дня.Это, как мне кажется, было частично связано с отсутствием у меня опыта интервьюирования детей, опять же из-за моего педагогического опыта, но также и потому, что я не хотел, чтобы молчание заставляло детей волноваться. Я четко сформулировал свою цель, которая заключалась в том, чтобы они ответили на мои вопросы. Я чувствовал, что им нужно знать, чего я от них ожидал.

Я: Первый вопрос, когда вы думаете о детской сейчас, что это было за штука?

, это было действительно твоим лучшим делом, тем, что тебе нравилось делать.Кто хочет пойти первым?

На этот раз я начну с Холли, и мы будем идти первыми по очереди.

Первая часть обоих групповых интервью была сессией вопросов и ответов, я, казалось, неоднократно использовал различные техники в диалоге с детьми. Я неоднократно говорил: «Теперь это сложный вопрос» в качестве вступления к вопросу. Зачем я это сделал? Неужели из-за этого дети «нервничали»? Это было противоположным моим намерениям и, похоже, не отразилось на их реакции.Мое намерение состояло в том, чтобы заставить их почувствовать, что они делают что-то важное, что я считаю их обладающими знаниями, но это также был способ сосредоточить их внимание. Я резюмировал, как дать всем, включая себя, время на размышления, и переформулировал вопросы, почти вложив речь в голову ребенка.

Я: И когда ты выполнял работу, учитель сказал: «Хорошо, Джейк, я?

хочу, чтобы вы пришли и сделали это », или это было на работе, когда учитель сказал:« Хорошо?


Джейк, что бы ты хотел сделать сейчас?

Я использовал недостаток знаний или недостаток памяти, когда понял, что Джейк думал о нынешней практике в своем классе приема, а не о прошлой практике в своем классе яслей, и поэтому мне нужно было привлечь других детей.

Я: Были ли у вас группы? Я не могу этого вспомнить. Что вам запомнилось двое?

Я знал, что Джейк «придерживался» своего первоначального ввода, который был неверен, и я старался не подсказывать дальше, чтобы сохранить его позицию перед другими детьми. Хотя Джейк самый младший, он считает разговор своей областью знаний: «Я болтун, а не рисовальщик». Поскольку я чувствовал, что он может быть обеспокоен тем, что он плохо запоминает порядок работы в яслях, я дал ему шанс восстановить уверенность в себе

Я: Джейк, эти двое никогда не были в твоем классе, расскажи им немного о своем классе.

, и тогда у них может быть ход.

Я понял, что опираюсь на свои предварительные знания о личности и предпочтениях ребенка, собранные из прошлых и настоящих фаз данных исследования.

Не имея с собой детских полных книжек, я представил детям бесплатное занятие по рисованию, чтобы стимулировать разговор о рисовании, и дал им контроль над размером бумаги, большим или маленьким, и содержанием рисунка. Казалось, что произошел немедленный сдвиг во властных отношениях. Теперь основное внимание было уделено рисованию, и разговор стал более непринужденным.Что важно, я некоторое время молчал, и дети начали разговаривать друг с другом. Мои комментарии стали иметь оттенок юмора

Холли: Что ты рисуешь?

Джейк: Я думаю, он рисует футбольный матч, а?

Саймон: Да

Я: Думаю, мы могли догадаться, что это могло быть связано с футболом для

Саймон.

И Холли, и Саймон используют рисунок как ключевую форму выражения в своей домашней обстановке и, когда это возможно, в школе.Джейку особенно нравится взаимодействовать в составе небольшой группы сверстников одного возраста, когда он занят какой-либо задачей. Таким образом, введение свободного рисования обеспечило визуальные подсказки для детей, помогло их мотивации и уменьшило любое беспокойство, которое у них могло быть. Поскольку рисование «взяло на себя» часть моей роли, я почувствовал, что могу отвечать детям более естественным и «сдержанным» образом, становясь одним из участников группы, а не ее руководителем.


2.Эдвард (6,0) Лианн (6,3)

Эдвард и Лианна учились в параллельных классах Первого года. Они не работали и не играли вместе, и они предпочли играть в однополых группах. Хотя я ожидал, что под рукой будут детские конкурсные книги, у меня была только книга Лианны. Эдвард первым ответил на мои вопросы. Я упорно трудился, чтобы привлечь Лиенна, которые хихикали и ответили одним словом шепчут ответы. Я твердо ответил обоим детям. Чувствовал ли я угрозу? Боялся ли я потерять контроль над ситуацией? Казалось бы, так, потому что я снова взял на себя управление в «педагогической» манере.Дети успокоились, и общение стало более разговорным, мои вопросы о братьях и сестрах превратились в подсказки, поскольку дети находили темы для разговора, которые у них были общие.


Эдвард: Я знаю, где ваш брат играет в регби, не так ли? Со стороны слип-парка.

Лианна: Да, знает.

Эдвард: Вот где я собираюсь сыграть. В конце сезона.

Лианна: Я могу поиграть со своими товарищами.

Эдвард: Но я должен быть младше 7 лет, потому что…

Лианна: Мне должно быть меньше восьми лет.

Эдвард: Мне должно быть меньше семи лет 16.

Лианна: Моему брату меньше 9 лет.

Эдвард: Нет, ему 9 или 8?

Лианн: 8, мне шесть, почти семь, ему будет 8.

Дети продолжали общаться друг с другом и со мной более автономно. Они легко перешли к рисованию. Чтобы попытаться узнать об их привычках игры, я прошу их нарисовать игровую площадку.Они оба используют рисунки друг друга в качестве ресурса для собственных идей, но не связывают это со своими реальными играми.

Хотя у меня были с собой завершенные книги Лианны по второй фазе, я не использовал их в интервью. Я чувствовал, что присутствие Эдварда могло бы смутить Лианну из-за содержания книг. Почему я не спросил ее? Почему я принял решение?


Индивидуальные интервью ноябрь 1999

3. Люк (4.3)

Хотя это интервью проводилось в учительской, комнате, незнакомой Люку, он казался очень уверенным, возможно, потому, что в то время он был самым старшим ребенком в детской.

Заполненный буклет для детской комнаты использовался как инструмент для поощрения диалога. Люк ничего не знал о собираемом буклете для детской, и вначале я зачитывал аннотированные комментарии взрослого, а Люк задавал вопросы.

Я: Это ты нарисовал картину, и ты сказал, что это автобус … с колесом, ты помнишь?


Теперь?

Люк: Колесом?

Me; Да, и есть кое-что из твоих порезов и прилипаний, это хорошо, не правда ли?

Люк: Ммм, что это?

Я: Вот и фото.

Люк: А это что?

Я: Это еще одна из ваших прекрасных картин.

Люк: Что это за?

Я: Здесь говорится, что Барбара спросила вас, что это, и вы сказали, что это костер.

Люк: Костер?

Я: Да, должно быть, это была ночь у костра, о, как мило, не правда ли?

Люк: Что это?

Я: Какой бит?

Люк: Посмотри на это.

Я: Оххх

Люк: Моя мраморная картина Yeeeaaahhhh.

Иногда возникало ощущение почти двойственного разговора, я пытался обсудить книгу, Люк хотел поговорить о том, что он делал этим утром. Я понял это и «пошел с ребенком», время от времени используя подсказки, которые подталкивали Люка к исследовательским вопросам. Иногда мы говорили о противоречиях, когда мы двигались назад и вперед, мысленно перемещаясь между домашним и дошкольным контекстом. Люк руководил беседой, придерживаясь темы, которая его интересовала, вместо того, чтобы переходить ко мне.Мы обсуждали, будет ли Люк рисовать. Он попытался передать решение мне, и я вернул его ему. Люк, решив рисовать, хотел, чтобы я показал ему, как рисовать дом. Я превратил это в игру, которая понравилась Люку. Это были гораздо более равные отношения во всем, с обменом властью между Люком и мной, что отражало отношения Люка дома с его матерью. Во взаимодействии, поддерживаемом нами обоими, было ощущение темпа и закономерности.

Я: Хочешь сегодня сфотографировать меня?

Люк: Я буду, если хочешь.

Я: Нет, хочешь?

Люк; Ага, тогда ладно.

Me; Я посмотрю, что я найду для рисования, тебе нужен карандаш, или что еще у меня есть, biro



Что вам больше нравится? Твой выбор.

Люк: Тот.

Я: Хорошо, ты собираешься сделать это на той картинке, это было бы хорошо.

Люк: Я подумаю …

Люк: У меня хорошо получается, если вы покажете мне, как нарисовать дом, я его нарисую.

Я: Готов поспорить, теперь ты можешь сделать это самостоятельно.

Люк: Не могу.

Я: Что ж, сделай что-нибудь, что сможешь сделать без посторонней помощи, потому что тогда это будет настоящий



Изображение Люка. Я закрою глаза, и ты сможешь сыграть вничью, а потом ты расскажешь мне, что это такое.

Люк: Я могу построить динозавра.

Me; Вы рисуете динозавра?

Люк: Не могу — закрыть глаза.

Я: Разве мне не смотреть? Я поверну сюда.

Люк: Так их можно открыть.

Я: Ты скажешь мне, когда закончишь?

Люк; Но не подглядывать.

Я: Я не подглядываю.

Люк: Я смотрю на тебя, я тебя вижу.

4. Донна (4.11)

Донна была в приемной два месяца во время нашей встречи. Она была одной из двух детей, которые не ходили в детский сад, и учителя считали ее отличной от других детей, потому что она не вписывалась в школьный распорядок. E.грамм. скрестив ноги. Книга ее рисунков, собранная ее учителем, ненадолго заинтересовала ее, но у Донны была собственная повестка дня, которая включала украшения, младенцев и парней. Каждый раз, когда я задавал ей вопрос, она дополняла ответ своими собственными проблемами и, следовательно, руководила беседой. Факты и фантазии часто переплетались.

Я: … что еще я принес с собой сегодня, пенал мой, о, он полный карандашей,

давайте заточим один, чтобы он был красивым и острым, давайте, и мы положим кусочки карандаша

там, чтобы мы не зациклились на нас.

Донна: Красивый браслет.

Я: Я не очень хорошо знаю эту детскую, не так хорошо, как ты.

Донна: Вы знаете Дэна?

Я: Да, знаю, потому что он был там единственным мужчиной. Он был одним из тех, кто выглядел


после тебя, не так ли?

Донна: Да, потому что у Анны был ребенок.

Я: Да ладно.

Донна: И его звали Сара.

Я: Она принесла это вообще, чтобы показать тебе, или это было после?

Донна: Нет, я была дома, и мой парень сказал мне, что она привела ее.

Я: Какие вещи ты любишь рисовать?

Донна: Картинки с божьими коровками

Я: А ты?

Донна: Когда я пойду домой, я скажу маме, можно мне сладостей из


магазин.

Я: У вас есть бабушка, которая берет вас на прогулку и получает

листьев и всего такого, не так ли?

Донна: Да, бабушка Лилиан

Я: бабушка Лилиан

Донна: Я иду по лесу и однажды увидела шерстистого медведя.

Я: А ты?

Донна: Папа медведь и медвежонок искали сахарную вату.

Обсуждение

Думая о своих диалогах с детьми до сих пор и изо всех сил пытаясь избавиться от своего «учительского режима» обмена мнениями, я осознавал все, что я использовал в своих часто очень быстрых решениях относительно того, что сказать и делать дальше (рис. ). Я использовал эти первые интервью как «первую попытку» улучшить и записал следующие взаимосвязанные вопросы для рассмотрения по мере того, как мои мысли развивались.

Подготовка к интервью

Я начал свои диалоги с очень небольшой подготовкой, полагаясь на мой недавний анализ материала из первой фазы исследования, чтобы предоставить мне информацию о предпочтительных для детей способах обучения и репрезентации. Перед индивидуальными диалогами я прочитал полуструктурированные расписания интервью, которые использовались со взрослыми на первом и втором этапах, которые напомнили мне о широких предметах, охватываемых ключевыми вопросами.Графики второго этапа включали ответы на первом этапе, которые при необходимости превращались в подсказки во время первого интервью второго этапа. К сожалению, транскрипции ответов второй фазы были недоступны, так как я попросил не только отправить кассеты для транскрипции, но и не успел их послушать до того, как они ушли. Поэтому на этом этапе я полагался только на свои воспоминания и впечатления, которые я получил во время интервью со взрослыми.

Во время диалогов я осознавал, что, не имея сценария интервью и пытаясь «следить за ребенком», я не мог вспомнить, что мы в целом охватили.Григ и Тейлор (1999) считают, что потребность в стандартизации, то есть в элементах, схожих для каждого индивидуума или группы интервьюируемых, помогает процессу интервью, обеспечивая адекватный охват и облегчая анализ, однако это также рассматривается как ведущее к доминированию. интервьюером. Я чувствовал, что мне нужен образец, которому нужно следовать в каждом интервью — общий план, который не будет ограничивать, но даст общую структуру.


Знания и понимание детьми исследовательского проекта

Я был обеспокоен тем, что дети очень мало знали о проекте, по какой-то причине я ожидал, что родители, в частности, могли бы рассказать о нем больше.Я осознал, что не выполнил свою роль в обеспечении того, чтобы дети как можно более полно поняли суть исследования, и поэтому упустил важную возможность поработать с ребенком и проинформировать его. Почему это было, когда я знал, что это так важно? Возможно, потому, что моей естественной ролью было успокаивать, особенно при первой встрече с ребенком. Сказав «ты можешь остановиться в любой момент», я увидел, как вкладываю мысли в голову ребенка: «Почему бы мне это не понравилось? Что-то неприятное должно быть в том, что со мной произойдет».Я осознал, что беспокойство, которое я испытывал после интервью, вызвано не потребностями детей, а моей потребностью соответствовать этическим стандартам, установленным взрослыми. Диалог, включающий детали исследования, должен был бы возникнуть естественным образом, если бы он не стал еще одним примером того, как мир и приоритеты ребенка затмеваются приоритетами взрослого.


Групповые интервью

Групповое интервью, следуя «школьному» образцу взаимодействия, т. Е. Вклад учителя, за которым следует деятельность ребенка, где разрешается определенный объем разговора, поэтому будет очень знакомым и, возможно, обнадеживающим для детей старшего возраста.Было обнаружено, что групповые интервью позволяют детям оспаривать и расширять идеи друг друга и вводить новые идеи в обсуждение, таким образом генерируя более широкий диапазон ответов, чем это было бы возможно в индивидуальных интервью (Lewis, 1992). Они также рассматривались как полезная предварительная подготовка к индивидуальным интервью, полезная для понимания того, что можно делать с отдельными людьми (Богдан и Биклен, 1992). Использование группового интервью в сочетании с рисованием «сломало» некоторую структуру, контролируемую учителем.Я знал, что говорю слишком много, и что представления носили особенно «поучительный» характер. Поскольку внимание больше не было сосредоточено исключительно на ситуации интервью, у детей было больше возможностей для взаимодействия, потому что я не задавал столько вопросов и не прерывал их ход мыслей. Социальное несоответствие между взрослым интервьюером и ребенком-испытуемым уменьшилось, поскольку каждый ребенок пользовался поддержкой своих сверстников (Худ, Келли и Мэйолл, 1996).

Групповые интервью также были тормозящими.Я определенно чувствовал себя неспособным задавать вопросы о чувствах детей в этом контексте. Я не мог предугадать реакцию окружающих и поэтому мог позволить, чтобы над ребенком посмеялись. Мои чувства подтверждают Уоттс и Эббутт (1987), которые считают, что групповое интервью мало полезно для раскрытия личных вопросов или для продолжения ответа, данного человеком, с помощью ряда конкретных вопросов. Первоначальный учитель доминировал во введении обоих групповых интервью, казалось, что высветил гендерный вопрос.Обе девочки были более спокойными в групповой ситуации, чем когда они были в ситуации один на один со мной. Я не мог быть уверен, было ли это истинным отражением их «нормального» стиля взаимодействия в смешанной или мужской группе, но я определенно чувствовал, что их способность отдавать свободно ограничивается.


Индивидуальные интервью

Эти младшие дети были озабочены своими личными интересами. Их ответ отражал их «сильные» характеры, и была честность в их сопротивлении любому господству с моей стороны i.е. не обращая внимания, отвечая одним словом. Шойрих (1995) обращает внимание на силу сопротивления, т. Е. Несоблюдение программы исследователя, контроль над некоторой частью интервью, что, по его мнению, часто упускается из виду при обсуждении властных отношений в исследовании. Отражали ли их сила и индивидуальность также отсутствие у них опыта формальной повседневной школьной жизни? Люк привык к более равноправным отношениям со взрослыми как в дошкольном учреждении, так и дома.Донна, которой мать активно давала власть дома, находилась в процессе адаптации или изо всех сил пыталась сохранить свою «власть» в новом школьном контексте.


Инструменты для стимулирования диалога

Завершенные книги были важным инструментом в повышении осведомленности детей младшего возраста о проводимых исследованиях, но не стимулировали их давать больше информации. Мне нужно было использовать книги со старшими детьми. Я знал, что очень естественно обратился к рисованию для поддержки во время первого группового собеседования как к инструменту и как занятию.Это произошло из-за того, что он был знаком детям как форма общения и самовыражения. Я инстинктивно осознал, что детям необходимо быть активными, заниматься «деятельностью, ориентированной на выполнение задач» (Grieg and Taylor, 1999). Рисование позволяло детям работать в стиле, который был не только знаком, но и позволял им больше контролировать (Джеймс, Дженкс и Праут, 1998). Все расслабились, приняв свой предпочтительный образ выражения. Джейк использует рисунок как возможность для разговора и физических действий, Саймон концентрируется на рисовании, но добавляет несколько юмористических комментариев к продолжающемуся повествованию Джейка, Холли, прежде чем начать рисовать, наблюдает за другими за работой.Инструмент для рисования дал мне доступ к их «естественным» голосам в этом контексте и привлек внимание к фальшивости для детей сеансов вопросов и ответов, надуманных учителем, где разговор не подкрепляется действием.

Могу ли я найти инструмент, который будет активнее, отвлекать от меня внимание и, тем не менее, дать мне доступ к чувствам ребенка и возможностям для диалога? Должен ли этот инструмент сосредоточиться на рисовании или мне следует попытаться получить данные обо всем ребенке, чтобы рисование было частью, а не доминированием в повестке дня? Я решил использовать простую анкету «смайлик», начиная с набора категорий, но также позволяя ребенку назначать категории.Я чувствовал, что включенные категории должны отражать день ребенка, включая преобладание грамотности и счета.

Индивидуальные интервью Май-июнь 2000

Решение

Ключевые принципы, лежащие в основе решения

1.

Перед собеседованием пошлите ребенку и родителям письмо с информацией о том, почему я хотел поговорить с ребенком, что это повлечет за собой и когда это состоится.

  • Ребенок должен быть проинформирован участником исследования.

  • Ребенку нужно время, чтобы обдумать, что произойдет, и подготовиться к нему.

  • Ребенок должен чувствовать себя в безопасности на встречах со мной — знать, что родители знают и соглашаются с тем, что произойдет.

2.

Постарайтесь просто объяснить ребенку исследовательский проект и спросите, счастлив ли он / она участвовать в нем.

3.

Используйте ряд методов / инструментов для стимулирования диалога (4,5,6):

4.

Опросите каждого ребенка отдельно, используя буклеты из фазы 1 и фазы 2 в качестве инструмента для обсуждения. (Ни один из детей ранее не опрашивался по книгам).

  • Ребенок не должен показывать свои рисунки своим сверстникам.

  • Ребенок не должен бояться присутствия других, отвечая на вопросы.

  • Рисунки ребенка должны стимулировать доступ к дальнейшим или подтверждающим или опровергающим данным посредством диалога со мной.

5.

Предложите ребенку попросить друга прийти и посмотреть вместе с ним книги. (Об этом говорилось в письме.) Это может позволить ребенку войти в привычный образ разговора, позволить ребенку взять под контроль и лишить меня доминирования.

  • Ребенок должен быть в состоянии контроля / власти.

  • Процесс исследования должен доставить ребенку положительный опыт.

  • Взаимодействие между детьми, которые чувствуют себя непринужденно друг с другом, приведет к тому, что голос ребенка будет слышен более естественно.

6.

Попросите ребенка заполнить анкету «смайлик», сосредоточив внимание на его / ее чувствах по поводу повседневной деятельности как дома, так и в школе. Это должно было действовать как подсказка для меня, а также как практическое занятие для ребенка (рис. 5).

  • Ребенок должен получать удовольствие от участия в исследовательском процессе

  • Ребенок должен иметь власть.

  • Ребенок должен быть физически активным и вовлеченным.

  • «Смайлик» — знакомый, легко понимаемый символ.

  • Ребенка спрашивают об очень знакомых повседневных переживаниях.

Рисунок 4

Решения и принципы, лежащие в основе
предлагаемые этапы собеседования май-июнь 2000 г.

Я договорился о возвращении в одну из школ, чтобы повторно опросить троих детей в мае и июне.Я хотел опробовать свои более свежие идеи, которые явились результатом анализа моих первоначальных попыток. На этот раз все интервью проходили по определенной схеме (рис. 4).

Примечания, которые следуют ниже, иллюстрируют ключевые вопросы, которые возникли в ходе трех интервью, в том числе:

  • различные реакции детей на апробируемые инструменты и стратегии;

  • эффективность этих инструментов и стратегий, позволяющих мне отказаться от контроля;

  • влияние на диалог моей интерпретации уровней уверенности и эмоционального благополучия детей.


5. Джейк (5,9)

На все это интервью повлиял продолжительный отпуск Джейка из школы. Он только что переехал в другой дом и путешествовал каждый день. Он знал, что это его последняя неделя в школе. Хотя письмо было отправлено родителям и ребенку, информируя их о моем визите, о том, чем я хочу заниматься, и о том, что ему нужно будет выбрать друга, с которым он поделится своими книгами, ребенок, похоже, не знал об этом. Это неудивительно, учитывая домашние обстоятельства.

Во время диалога со мной по поводу завершенных книг Джейк был очень серьезен. Я не пытался объяснить суть исследования, а вместо этого быстро перешел к просмотру завершенных книг, надеясь, что Джейку это понравится и он хорошо на них ответит. Мой первоначальный вклад был встречен односложными ответами Джейка. Просмотр книг, завершенных на первом этапе исследования, казалось, заставил Джейка занять оборонительную позицию. Он не считал их очень хорошими, и я обнаружил, что постоянно пытаюсь укрепить доверие Джейка.

Я: Вы нарисовали свою руку, не так ли?

Джейк: Да, но не очень хорошо.

Я: Вам не кажется, что это очень хорошо? Вы должны помнить, что вам было четыре года.

Джейк: Я знаю.

Я: Да. Думаю, это хорошо для того, чтобы тебе было четыре года.

Джейк: Я был не очень хорош, я не очень хорошо рисую без вещей.

Я: Что значит, ты не очень хорошо рисуешь …

Джейк: Вокруг вещей.

Я: Не правда ли? Я думаю, это просто сложно, я не думаю, что у кого-то это хорошо получается. я

думаю, это просто Джейк. Так вот, о, это хорошее приставание.

Он очень внимательно выслушал все, что я сказал, и более положительно отзывался о книгах, завершенных на втором этапе исследования. Нас дважды перемещали, когда дети уходили, а затем возвращали в классы вслед за П.Е. После каждого перерыва я становился все более оживленным в своем общении, пытаясь использовать много похвалы — но все же не хватало энтузиазма Джейка в отношении предыдущих наблюдений и встреч.Ни один из ответов Джейка не был развит. Как они могли быть, в моем беспокойстве о печали Джейка я был слишком готов поддержать его другим вопросом. Просмотр всех четырех книг занял много времени — слишком долго, и, к счастью, был разбит на перерыв на время игры.

Джейк привел друга, чтобы он поделился своими книгами, но, к сожалению, он первым делом не пошел в школу. Теперь мое участие было минимальным. Я сказал Джейку, что он главный, и он взял на себя управление, но предоставил своему другу выбор. Я сидел в кресле, а мальчики сидели на полу.Джейк стал более оживленным, особенно когда рассказывал своему другу о фотографиях, представляющих реальный интерес, например. американские горки. Он использовал свои руки, чтобы выразить движение, которое он изображал в своих рисунках.

Джейк: У меня есть несколько массивных американских горок.

Джеймс: Там?

Джейк: Да. Массивные. А вот и огромные американские горки. Появляются огромные американские горки. Там пустая страница, это другая картинка, есть какие-то

Еще картинок.Это лук и стрела, и это шляпа, и это корова, и это выглядит дом с солнцем, торчащим из крыши. На подставке для чая дерево, подставка для чая, а вот и огромные американские горки, ну одна из них. Посмотри, сколько это Джо.

Джеймс: Вау.

Джейк: Я езжу еще дольше на некоторых других американских горках, на которых я был

рисунок.

Джеймс: Чем это?

Джейк: Да. Думаю, есть еще кое-что.Вот мой дом, в который я хотел бы переехать,

плавучий дом. И, я думаю, это была машина времени, которую мы сделали.


Рисунок 5

Страница взята из анкеты «Смайлик»

Джейку нужно было заверить в том, что его друг ушел еще не во время обеда. Ему нравится рутина и вещи, которые следуют шаблону или правилам.Он очень увлекся анкетой, тщательно обдумывая, прежде чем рисовать смайлики, и удостовериться, что он четко понимает критерии, по которым он выносит суждение. И заполненная анкета, и разговор о ее заполнении, когда он принимал решения, дали очень интересные данные. Это было то, что ему, кажется, нравилось больше всего — реальное принятие решений, действия и разговоры.

Джейк: Да, у меня в столе бумага.

Я: Верно.Это для рисования.

Джейк: Да.

Я: Итак, вы работаете с мамой дома, занимаясь математикой и чтением?

Джейк: Да. Я довольно много рисую, потому что у нас есть таблица смайлов.

Я: У тебя что, смайлик …

Джейк: Диаграмма.

Я: А ты?

Джейк: Да. И я опираюсь на это.

Я: Верно. Но это не похоже на фотографии. Это не так, это как раз то место, куда вы положили

смайлик?

Джейк: Да.На самом деле я не рисую себя, я рисую покемона.


Большая часть изменений проявлялась не в словах, а в выражении лица и языке тела. Мне нужно было, чтобы это было на видео, но это могло показаться вторжением. Я вспоминал это интервью с грустью обо всем, что пришлось пережить Джейку. Я добавил к его бремени? Возможно нет. Его печаль, похоже, не была сосредоточена на интервью, но была скорее общей, чем конкретной.


6. Холли (6,3)

В отличие от моего интервью с Джейком, мое интервью с Холли было положительным во всем.Интервью проводилось в основном в библиотеке, отделенной от коридора занавеской, но также и в освобожденном классе, когда библиотека была необходима.

Холли выглядела хорошо подготовленной к диалогу и рада меня видеть. Казалось, благодаря своей концентрации, своему рвению и улыбке она с удовольствием просматривает и комментирует книги, расширяя свои ответы, чтобы добавить дополнительную информацию к той, что дана в книгах. Она казалась очень способной социально справиться с ситуацией.

Холли: Мы строим чердак и украшаем его.

Я: И вы закончили чердак, так что у вас есть больше места для всех вас?

Холли: И мы сносим некоторые стены, стену кухни.

Я: Боже мой.

Холли: И строители собираются построить его между задней и передней, потому что это …

Я: Сделать две комнаты.

Холли: Чтобы сделать две комнаты, а их две, и нам нужна еще одна битка, я думаю, сбитая, так что есть еще один дверной проем, чтобы попасть в другую комнату.

Я: Будет хорошо, правда? Они сказали, почему теперь твои мама и папа хотят две комнаты?

Холли: Потому что в этом году у нас будет первая, эта комната будет игрушечной, а эта комната — местом для семьи, а затем, когда все будет закончено, это будет тихая комната, а это будет семейной зоной, потому что все наши игрушки будут находиться в наших спальнях.

Она, казалось, бегала по книгам со своим другом, однако, разговаривая довольно быстро и иногда не обращая внимания на вопросы или ответы друзей.Я находился на некотором расстоянии от двух девушек, а это означало, что я не слышал и, следовательно, не мог «уловить» что-либо интересное позже. Это было ошибкой. Ее классный руководитель сказала, что она была удивлена ​​тем, что выбрала именно этого ребенка, поскольку она не была особенным другом Холли. У Холли создалось впечатление, что эта часть собеседования для нее не важна.


Холли: Вот мой брат, и я делаю несколько досок и все машины на нем, и есть музей.И тогда Адам пошел на это, когда моя мама была подростком, он разбил этот сад, и мы сыграли в игру. Это было тогда, когда здесь были Элизабет и Рут, и мы разбили парк, и там мой брат, и я думаю, что это надувной замок, и это было, когда Рут была здесь, и это было, когда Рут была здесь, и вот тогда, это у моей бабушки, и я застрял это надувной замок.

Эмма: Ты этого хотела?

Холли: И вот где у моей бабушки много марок, и это марки, которые у нее есть.

Она не спеша заполнила анкету «смайлик», когда снова была со мной наедине, и хорошо ответила на возникшие вопросы. Она не задавала вопросов, но, очевидно, чувствовала, что может немного «командовать мной».

Я: Хейли, это наше первое грустное лицо. Правильно, поговори со мной о том, что за

вещи, которые ты читаешь дома, и почему тебе грустно, о боже.

Холли: Потому что я не люблю читать.

Я: Вы вообще не любите читать? Так что послушайте, что вам нужно читать

тогда дома? Когда нужно читать.

Холли: Когда у меня есть новая школьная книга, и мне нужно ее прочитать.

Я: Значит, ты должен принести его домой?

Холли: Да.

Я: Итак, когда вы приносите его домой, вы иногда оставляете его в сумке и не хотите

получить это?

Холли: Моя мама достает это и хочет, чтобы я это сделал, но я не хочу этого делать.

Я: Не так ли? Так ты говоришь, мама, я не хочу этого делать? Или вы просто думаете о

Мне лучше продолжить и закончить?

Холли: Мне нужно с этим покончить.

Я: Вы должны получить один с ним. Так что тебе не нравится в чтении?

Холли: Мне просто не нравится это делать.

Я: Помогаю маме. Это одна из тех вещей, которыми вы часто занимаетесь дома?

Холли: Тогда сделай коробку.


7.Саймон (5.10)

Интервью Саймона состоялось в тот день, когда большая часть его класса была в школе. Саймон был одним из шести детей первого года обучения в смешанном классе первого / второго года, и это посещение было только для детей второго года обучения. Таким образом, интервью можно было провести в классе Саймона.

Саймон казался уверенным и расслабленным. Когда я представил первое занятие, он прервался, чтобы сказать, что есть одно, которое он хорошо помнил, но не видел книги. Поскольку он казался вовлеченным, я попытался объяснить, что делаю.

Я: Хорошо. А ты знаешь, о чем все это, зачем я этим занимаюсь? Что ваши мама и папа сказали вам, напоминают ли они вам, о чем идет речь, или нет на самом деле. Что ж, это то, что я преподавал в классах точно так же, и, как и вы, я тоже люблю рисовать, верно? Но теперь я учу людей, которые хотят быть учителями, тому, как быть учителем. Поэтому, если ваша мама вдруг решит, что хочет быть учителем, ей придется уйти и взять уроки, как быть учителем. Значит, ей нужен учитель, не так ли? И я один из учителей.Но даже несмотря на то, что я учу людей тому, как учить, это все же означает, что меня очень интересуют рисунки, особенно то, как рисуют дети, и поэтому вы один из семи детей, на которых я смотрю, просто чтобы увидеть … не то, хороши ли ваши рисунки или плохи, или нет ли вы все время рисовальщик, потому что Джейкоб не очень любил рисовать, а просто чтобы посмотреть, нравится ли вам рисовать или нет, и есть ли другие вещи, которые вам больше нравятся, или вы всегда люблю рисовать, поэтому такие вопросы.А потом я расскажу об этом другим людям. Хорошо, мы начнем? Верно. С чего вы хотите начать, хотите ли вы начать смотреть книги в этом году или когда вы были очень молоды?

Я замечаю, что я не говорю Саймону: «Ты хочешь сделать это, потому что это не обязательно», или что его имя будет изменено, чтобы никто не узнал, кем он был, но это то, что я чувствую. должен был сказать. Однако я был очень обеспокоен тем, что длинное объяснение демотивирует Саймона.

Когда в разговоре со мной о законченных книгах он хорошо помогал, указывая на части рисунков, он чувствовал, что справился хорошо. Этот анализ рисунков он регулярно проводит вместе со своим отцом, и у них обоих регулярно проводятся конкурсы рисунков.

Когда он привел своего друга, чтобы поделиться своими рисунками, я сказал ему, что он главный, и я дистанцировался от детей, сидя в конце стола и кладя руку себе на лицо, по-видимому, занятым чтением. Это сработало хорошо, убрав меня как могущественную фигуру из того, что теперь было их диалогом. Саймон начал с разговора довольно быстро, а затем попросил ответа своего друга Шона. В его голосе была легкая легкость, а не реальная вовлеченность. Обсудил рисунок поп-группы и немного спел. Его друг стал больше интересоваться и задавать вопросы. После того, как мальчики поговорили в течение нескольких минут, они перешли к американскому акценту, вероятно, под влиянием телевидения или фильмов. Совершенно очевидно, что это было частью их игрового образа и образа. Комментарии и смех «Шутки» также были частью их диалога.Когда они закончили, это было почти как конец пьесы, когда они переходили от одного персонажа к другому. Когда я задал вопрос об их акцентах, они были удивлены, что я их услышал. В некотором смысле, подойдя так близко к их частной речи, я почувствовал, что подслушивал, и что данные были собраны под ложным предлогом.

Шон тоже «рисовальщик», и они, очевидно, регулярно анализировали рисунки.

Саймон: посмотри, это очень хорошо, не правда ли?

Шон: Я думаю, это Минни Маус.

Саймон: Да.

Шон: Это не Микки, это Минни.

Саймон: Да, потому что вы видите лук. Ага. А это примерно ***

Шон: Мне нравится ***

Саймон: Я знаю. Вот почему я сделал это в церкви, но не тогда, когда там никого не было.

Шон: Много футбольных вещей и рук.

Саймон: Есть рука, есть нога, и есть счастливая рука, еще одна счастливая.

Шон: А вот и мой Дэвид Бекхэм.

Саймон: И еще говорится, что у Бекхэма полная уверенность в себе и он всегда идет на высокие подкаты.

Шон: Есть фотография Дэвида Бекхэма.

Саймон: Это хорошо выглядит, когда у него длинные волосы?

Шон: Да.


Шон: Вы пытались построить себе дом из строительных кирпичей.

Саймон: Нет, я это помню. Машины спустились туда, а потом туда.

Шон: И пришел тебе на голову.

Саймон: Потом вышел туда.

Шон: Нет, не получилось, это пошло не так. ***

Саймон: Забавно.***

Шон: Почувствуйте, вы чувствуете себя зеленым.

Саймон: Лист.

Шон: Нет, это говорит о чувствах.

Когда Шон уходит, Саймон оставался уверенным и расслабленным, обдумывая анкету. Баланс разговора между мной и Саймоном был равным. Я включил Саймона в качестве партнера, когда сказал: «Думаю, у нас есть все». Из разговора с мальчиками я понял, что могу задать Саймону довольно подробные вопросы о его рисунке.

Я: Что ты на самом деле, как ты думаешь, ты хотел бы улучшить в своем рисунке? Над чем ты работаешь?

Саймон: Затенение.

Я: Затенения?

Саймон: Да.

Я: Что вы имеете в виду?

Саймон: Если там был свет или ты думаешь, что темно, ты можешь просто положить карандаш, тогда

и сделай это.

Я: Легко.

Саймон: Да. А потом его можно растушевать ***

Я: Кто вам сказал, что такое затенение и вот так кладут карандаш? Как

ты знаешь об этом?

Саймон: Потому что папа сказал мне.И мы обычно так поступаем.

Я: Так ты с папой иногда общаешься? да.

Саймон: Иногда мы устраиваем соревнования.

Я: А ты. Вы знаете, чего мы тогда не поставили? Ну давай же.

Саймон: Что?

Я: Для этого лучше поставить квадрат у вас на странице.

Саймон: Дом.

Я: Дом, давай лучше поставить …

Саймон: Соревнования?

Я: Соревнования по рисованию.


Обсуждение:

Передать информацию об исследованиях маленьким детям в образовательных учреждениях непросто.Казалось бы, самое подходящее время для этого — в начале интервью. Однако это, пожалуй, самое напряженное время для ребенка и интервьюера. Это время, когда культурные различия, разделяющие взрослого и ребенка, достигают максимума (Ginsburg, 1997). Необходимость предоставить информацию может привести к тому, что первоначальная настороженность и защитная реакция ребенка будут встречены бомбардировкой «учительскими разговорами». После этого ввода просьба согласия ребенка на участие в процессе интервью может показаться, что это требует отрицательного ответа.Можно было бы решить эту проблему, используя в качестве посредников хорошо известных и пользующихся доверием взрослых, то есть родителей и учителей. Информация, отправленная домой родителю и ребенку, позволит объяснению происходить в темпе ребенка и в безопасном контексте. Классный руководитель может поддержать процесс, напоминая ребенку о характере исследования и заданиях, прежде чем ребенок покинет класс. На протяжении трех интервью (рис. 2, цифры 5,6,7) я осознавал необходимость рассказать ребенку об исследовании и попросить его согласия на участие в дневных мероприятиях.Однако только в случае с Саймоном я говорил о том, кем я был и чем занимаюсь, потому что он был явно счастлив, расслаблен и уверен в себе, но даже тогда я не поднимал вопрос о согласии.

Динамический процесс, обсуждаемый в этой статье, привлекает внимание к изменяющейся природе взаимодействия по мере прохождения интервью. В школьном контексте начало интервью «учителем» и постепенный отход от этой роли дает ребенку время для адаптации, особенно если исследователь принимает короткие ответы и не предъявляет слишком много требований к ребенку.Однако, чтобы побудить ребенка вступить в непринужденный диалог, исследователь должен принять участие в исследовании в ситуации интервью. Это означает научиться быть эффективным слушателем и, что особенно важно, использовать молчание для поощрения обмена большей информацией (Lowenthal, Landerholm and Augustyn, 1994). Принимая «свободу отказываться от предрассудков взрослых и следовать туда, куда ведет мысль ребенка» (Ginsburg, 1997: 49), исследователь также принимает огромные требования, которые это порождает.Если знания, почерпнутые из интервью, рассматриваются как совместно сконструированные, т.е. «созданные в результате взаимодействия партнеров в беседе на собеседовании» (Kvale, 1996: 11), собственное понимание, ценности и убеждения интервьюера становятся факторами, которые необходимо учитывать при анализе. . Именно эти факторы лежат в основе принимаемых им решений относительно направления диалога (рис. 3).

Учитель должен показать «чуткость к мотивации и защитам ребенка, ориентацию на интерпретацию и… отчетливый дух заботы ». (Гинзбург, 1997: 63). Способность «читать» как вербальные, так и невербальные подсказки, данные ребенком в отношении его эмоционального состояния, и действовать в соответствии с ними, заботясь об эмоциональном благополучии ребенка, должна быть высокий приоритет, особенно при работе с маленькими детьми. Казалось бы, уровень уверенности ребенка должен быть ключевым фактором, определяющим ход собеседования. Благодаря лонгитюдным исследованиям исследователь может особенно хорошо приспособиться к этому аффективному аспекту исследовательского процесса.Лонгитюдное исследование также может позволить исследователю расширить знания о моделях взаимодействия детей с ключевыми взрослыми фигурами, особенно с их матерями. Поэтому исследования, собирающие данные как из дома, так и в школе, могут быть особенно полезными для удовлетворения эмоциональных потребностей ребенка. Исследователь, отвечая в манере, знакомой ребенку, выстраивает более крепкие отношения с ребенком, создает контекст, который позволяет говорить более естественным голосом, и добавляет ребенку чувства благополучия.Например, использование игры для поддержки участия Люка (страница 8 диалога) было основано на знании того, как мать использует такие игры в домашних условиях.

Григ и Тейлор (1999: 131) обращают внимание на то, что дети «особенные как респонденты и нуждаются в особых методах», которые учитывают их компетенции и мотивацию. «Прерывание» интервью с использованием ряда методов или инструментов для привлечения областей компетенции ребенка в качестве стимулов к диалогу позволяет исследователю поддерживать мотивацию ребенка в течение более длительного периода времени.При этом учитывается, что детям требуется «больше времени для разминки, чем взрослым», и это позволяет им «говорить в полную силу без усталости» (Карпентер, Фуджи и Каттаока, 1995: 170). Использование ряда методов или инструментов также учитывает предпочтения ребенка определенному способу выражения. Все стратегии, использованные для изучения диалога с детьми, были полезны для создания обширного банка данных в поддержку вопросов исследования. Анкета, однако, доставила всем участникам особое удовлетворение и удовольствие.Он отвечал цели расширения прав и возможностей детей, давая авторитет их мнениям, тем самым заменяя их суждениями зависимость от похвалы или одобрения учителя. Это также дало детям возможность поразмышлять и при этом получить информацию о своих чувствах, которая не казалась эмоционально навязчивой.

Что я буду делать осенью по этим вопросам:

  • Напиши детям на следующий год отдельные письма, а также обычное письмо родителям.Он будет включать простое объяснение исследования и место для их подписи.

  • Убедитесь, что ребенок знает, что мы делаем, прежде чем он / она покинет класс, возможно, попросив классного руководителя объяснить.

  • Возьмите интервью у детей как можно скорее после того, как соберете книги. Материал будет свеж в их памяти, и мне не нужно будет зачитывать то, что написал взрослый, но я должен позволить ребенку говорить свободно, подсказывая только тогда, когда ребенок закончит говорить.

  • Используйте анкету со смайликами как ключевой инструмент для выявления чувств.

  • Позвольте ребенку принимать как можно больше решений, например: хотя в следующем году, вероятно, будет мало пользы от просмотра всех книг, это должен быть выбор ребенка, а не моего.

  • Продолжать использовать методы стимулирования маленьких детей к тому, чтобы они рассказывали то, что они знали, опробованные в этом году, то есть книги с законченными рисунками, диалог с другом по книгам, анкету «смайлик».

  • Спросите ребенка, хочет ли он / она снова увидеть заполненную анкету для этого года. Сравнение лет может стимулировать причины для перемен.

  • Если сомневаетесь, сделайте паузу, кивните и ничего не говорите.

Благодаря моим исследованиям я чувствую, что осознал необходимость

«адаптировать и модифицировать методологии так, чтобы дизайн исследования соответствовал возрасту, когнитивному и социальному развитию ребенка».

(Тейлор, в Taylor and Woods, 1998, стр.270)

Когда я готовлюсь к окончательному сбору данных, я более доволен диапазоном ответов, которые мне удалось получить от детей с помощью различных предложенных им заданий. Я хочу, чтобы эти занятия доставляли детям удовольствие, давали им возможность взять на себя управление, рассказывать о рисунках другому ребенку подходящим для ребенка образом, принимать решения, участвовать и быть активными. Я хочу, чтобы они работали вместе со мной, и чтобы это произошло, моя техника должна улучшиться.Мне нужно продолжать отходить от того, что Драммонд (1998) мог бы назвать безжалостным, если доброжелательным, вопрошанием, которое поощряет односложные ответы и оставляет мало времени для размышлений. Мне нужно продолжать развивать непринужденный диалог, который демонстрирует уважительное отношение и позволяет ребенку «раскрывать аспекты себя, свои мысли, свои чувства и ценности» (Китвуд, в

Cohen and Manion, 1985: 303).

Список литературы

Олдерсон, П.(1995) Прослушивание детей: дети, этика и социальные исследования Илфорд: Барнардос.

Beauchamp, T. L. & Walters, L. (1989) Contemporary Issues in Bioethics, 3 rd edn. Белфонт, Калифорния: Уодсворт.

Богдан Р. и Биклен С. К. (1982). Качественные исследования для образования: Введение в теорию и методы. Бостон: Аллин и Бэкон.

Карпентер, К. Фуджи, Н. и Каттаока, Х. (1995) «Процедура устного собеседования для оценки способности детей ко второму языку» Language Testing Vol 12 No.2, 95: 157-181.

Дэви и Галлоуэй, 1996, Прослушивание детей в образовании Лондон: Дэвид Фултон.

Министерство здравоохранения, (1989) Закон о детях Лондон: HMSO.

Драммонд, М. Дж. (1998) Другой способ видения: восприятие игры в детском саду Штайнера Доклад, представленный на конференции BERA, Белфаст, 1998 г.

Гинзбург, Х. П. (1997) Проникая в сознание ребенка Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

Григ А. и Тейлор Дж. (1999) Проведение исследований с детьми Лондон: Sage.

Худ, С. Келли, П. и Мэйолл, Б. (1996) «Дети как объекты исследования: рискованное предприятие», Дети и общество 10 (2): 117-29.

Джеймс, А. Дженкс, К. и Прут, А. (1998) Теоретическое детство Кембридж: Polity Press.

Китвуд, Т. in Cohen, L. и Manion, L. (1985) Методы исследования в образовании

Лондон: Крум Хелм.

Кресс (1997) Перед написанием: Переосмысление путей к грамотности Лондон: Рутледж.

Квале, С. (1996) InterViews Лондон: Sage.

Lewis, A (1992) «Групповые интервью с детьми как инструмент исследования» British Educational Research Journal, Vol. 18, № 4: 413-421.

Ловенталь, Ландерхольм и Августин, (1994) «Три аспекта оценки специального образования детей младшего возраста: семейные интервью, стили обучения и взаимодействие родителей и детей» Развитие и уход за детьми младшего возраста Том 99: 113-122.

Nutbrown, C. (1996) Уважительные педагоги — способные ученики: права детей и раннее образование Лондон: PCP.

Шойрих, Дж. Дж. (1995) «Постмодернистская критика интервьюирования исследований» Международный журнал качественных исследований в образовании, , т. 8 (3): 239-252.

Тейлор, Дж. И Вудс, М. (ред.) (1998) Исследования в раннем детстве: целостное введение Лондон: Арнольд.

Организация Объединенных Наций (1989 г.) Конвенция о правах ребенка, Нью-Йорк: Организация Объединенных Наций.

Talk Art в Apple Podcasts

Talk Art 9 СЕЗОН !!!!! В первом эпизоде ​​этого необычного нового сезона Рассел и Роберт знакомятся с одним из наших героев искусства и настоящей легендой художника, Полом Маккарти !!!! Его работы, широко признанные одним из самых влиятельных и новаторских современных американских художников, на протяжении десятилетий вдохновляли, развлекали, провоцировали и даже шокировали международную публику.

Родившийся в 1945 году и выросший в Солт-Лейк-Сити, штат Юта, он первым создал многогранную художественную практику, которая стремилась сломать ограничения живописи, используя неортодоксальные материалы, такие как физиологические жидкости и пища.С тех пор он стал известен своими интуитивными, часто навязчиво юмористическими работами в самых разных средах — от перформанса, фотографии, кино и видео до скульптуры, рисунка и живописи.

Маккарти получил степень бакалавра живописи в Институте искусств Сан-Франциско в 1969 году и степень магистра искусств в области мультимедиа, кино и искусства в Университете Южной Калифорнии в 1973 году. В течение 18 лет он преподавал перформанс, видео, инсталляцию и историю искусства в новых жанрах. Департамент Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе, где он оказал влияние на будущие поколения художников западного побережья и широко выставлялся по всему миру.Работы Маккарти включают сотрудничество с такими друзьями-художниками, как Майк Келли и Джейсон Роудс, а также с его сыном Дэймоном Маккарти.

В 1990-е годы он расширил свою практику, создав инсталляции и отдельные скульптурные фигуры, используя ряд материалов, таких как стекловолокно, силикон, аниматронику и надувной винил. Играя на популярных иллюзиях и культурных мифах, фантазия и реальность сталкиваются в безумном, но остром исследовании подсознания, в работах, которые одновременно бросают вызов феноменологическим ожиданиям зрителя.Независимо от того, присутствует ли человеческая фигура в его творчестве, она остается неизменной либо благодаря собственным выступлениям художника, либо благодаря множеству персонажей, которые он создает, чтобы смешать высокую и низкую культуру и вызвать анализ наших фундаментальных убеждений. Эти игриво негабаритные персонажи и объекты критикуют миры, из которых они взяты: Голливуд, политику, философию, науку, искусство, литературу и телевидение. Таким образом, в работах Маккарти обнаруживаются травмы, скрывающиеся за декорациями «Американской мечты», и выявляются их аналоги в каноне истории искусства.

Пол Маккарти «A&E Sessions — Drawing and Painting» продлится до 10 апреля 2021 года в Hauser & Wirth, Нью-Йорк. На этой новой персональной выставке представлены новые рисунки, картины, скульптуры и звуковые работы знаменитого американского художника, которые противостоят сложным механизмам власти, политики, желания и истории. Центральное место в выставке занимает серия крупномасштабных рисунков из последнего междисциплинарного проекта Маккарти «A&E». Созданные художником во время импровизированных перформансов с участием его самого и немецкой актрисы Лилит Стангенберг.Подпишитесь на @HauserWirth в Instagram и на их официальном сайте: www.hauserwirth.com

Чтобы увидеть изображения всех работ, обсуждаемых в этом выпуске, посетите @TalkArt. Музыка из темы Talk Art от Джека Нортовера @JackNorthoverMusic любезно предоставлена ​​HowlTown.com Мы только что присоединились к Twitter @TalkArt. Если вам понравился этот эпизод, ПОЖАЛУЙСТА, оставьте нам свой отзыв и, возможно, 5 звезд, если мы достойны в магазине Apple Podcast. По всем запросам обращайтесь по электронной почте [email protected]

См. Acast.com/privacy для получения информации о конфиденциальности и отказе от участия.

Международный журнал исследований искусства в раннем детстве
Журнал исследований No 1 за 2019 год

Редакция>
Профессор Дэвид Белл
Педагогический колледж Университета Отаго, Данидин, Новая Зеландия
Д-р Лиза Террени
Веллингтонский университет Виктории, Новая Зеландия
Отдельное спасибо:
Профессор Маргарет Брукс, Университет Новой Англии, Армидейл, Новый Южный Уэльс, Австралия
Г-н Стивен Гроно, Университет Новой Англии, Новый Южный Уэльс, Австралия

От редакции>
Редакционная

Статьи в этом седьмом выпуске Международного журнала исследований искусства в раннем детстве взяты из…

Подробнее

Международный журнал исследований искусства в раннем детстве
Журнал исследований No 1 за 2018 год

Редакция>
Д-р Маргарет Брукс,
Университет Новой Англии, Армидейл Новый Южный Уэльс, Австралия
Д-р Тшеринг Вангмо,
Королевский университет Бутана.
Отдельное спасибо:
Мистеру Майклу Бруксу за его прекрасную поддержку.
Копировальный редактор, Наурин Тейлор, Армидейл, Новый Южный Уэльс
Форматирование, Мерран Пирсон, Университет Новой Англии, Армидейл, Новый Южный Уэльс

От редакции>
Редакционная

7-я Международная конференция по искусству в раннем детстве прошла в Педагогическом колледже в Паро, Бутан, в апреле этого года…

Подробнее

Могу ли я сделать это из грязевой глины! — Салли-Энн Меррик
Могу я сделать это с помощью грязевой глины! [PDF]

Подробнее

Международный журнал исследований искусства в раннем детстве
Журнал исследований, 2016 г.

Редакция>
ВОНГ Кит-мэй Бетти,
Кандидат наук. Университет образования Гонконга, Гонконг
ЧЭН, Юк-лин,
Кандидат наук. Университет образования Гонконга, Гонконг

От редакции>
Редакционная

6-я Международная конференция по искусству в раннем детстве прошла в Педагогическом университете Гонконга 11-13 июня 2015 года.Более 110 выдающихся ученых, исследователей, педагогов и практиков в области искусства и дошкольного образования приняли участие в …

Подробнее

Музыкальное дерево — Лиза Юг
Музыкальное дерево [PDF]

Подробнее

Красота подсолнуха — Джули Беллами
Красота подсолнуха [PDF]

Подробнее

Международный журнал исследований искусства в раннем детстве
2014 исследовательский журнал номер 1

Редакция>
Андрей Савва, к.Д.
Университет Кипра, Кипр

От редакции>
Редакционная

5-я Международная конференция по искусству в раннем детстве прошла в июне 2013 года в Кипрском университете, Никосия, Кипр. Конференция стала платформой для ученых, исследователей и преподавателей, заинтересованных в художественном образовании детей младшего возраста, для обсуждения, обмена идеями и создания новых площадок для исследований и практики. Тема конференции «Самобытность, места и …

Подробнее

Комплексный художественный проект «Чудеса природы» — Элисон Латтрелл
Чудеса природы [PDF]

Подробнее

Рисование через цветовую линию с детьми

Очень многие дети любят рисовать.Тем не менее, пока все больше и больше
внимание уделяется расовому, этническому и другим видам разнообразия в детском
книги, мы мало обращаем внимания на разнообразие детских изображений
Мир. Наблюдая за своими детьми и разговаривая с другими опекунами и воспитателями,
кажется, что большинство детей, в том числе цветные, начинают с рисования белых
символы. Это было правдой в нашем детстве и остается верным сегодня, даже
хотя цветные дети составляют половину всех детей в США.

Мы считаем, что на карту поставлено многое, чтобы научить детей видеть
самих себя и друг друга, независимо от расы, и пригласили некоторых из
наши любимые художники-иллюстраторы книжек с картинками, чтобы обсудить это.Грейс Лин,
Одже Мора и Юи Моралес поделятся своим опытом в детстве, который этого не сделал.
видеть людей, похожих на них, в книгах и
средства массовой информации. Мы спросим их, чего им стоила эта невидимость и как они
создавать образы, которые они хотели бы видеть в детстве. Они также показывают свои рисунки друг друга и отвечают на вопросы и комментарии
сообщество EmbraceRace.

В дополнение к просмотру видеоролика о мероприятии «Рисование через цветовую линию с детьми», которое включало более длинное видео и вопросы и ответы с авторами, рассмотрите возможность просмотра более короткой версии беседы Грейс, Оге и Юи и процесса рисования друг друга. (подходящая длина для детей!).Наконец, мы рекомендуем вам использовать советы из этого вебинара, чтобы рисовать вместе с детьми из вашей жизни и показать нам, что вы придумали! Отметьте нас на своих рисунках в Instagram или отправьте нам свои рисунки, и мы продолжим общаться и учиться — вместе!

Объятия Гонки,
Андрей:
Добро пожаловать!
Мы рады видеть вас здесь. EmbraceRace, для тех из вас, кто не знает,
национальная некоммерческая организация. Наша миссия — поддерживать родителей,
педагоги, другие лица, обеспечивающие уход за детьми, чтобы помочь этим детям быть внимательными,
информированный и храбрый о гонке.Итак, одна из наших проблем, одна вещь
мы уделяем много внимания расовому представительству в мире, вид
сообщений или изображений, которые видят наши дети. И сегодня вечером
возможно, впервые мы обращаем внимание на те представления, которые
сами дети творят.

EmbraceRace,
Мелисса:
Эндрю
и я тоже пара, спутники жизни, и у нас двое детей наверху, Блэк
многорасовые девушки. Этот разговор был вдохновлен их наблюдением за ними.И
когда они начали рисовать, мы увидели много белых персонажей. Они рисовали
много белых персонажей, и мы думали: «Ага, это
интересно «, потому что они окружены, репрезентативно и
с точки зрения людей, таким разнообразным сообществом. И мы вспомнили, как мы узнали
рисовать — что мы рисовали, где мы учились, какие инструменты у нас были — мы всегда начинали с белого
бумага — и это вызвало много вопросов.

И общение с людьми анекдотично, для
дети должны рисовать в основном белых персонажей, независимо от того, как они идентифицировали или были
идентифицирован по расовому признаку.Так что исследований по этому поводу не так много, но мы действительно
заинтересованы в вопросах и как выполнять эту работу по уходу и воспитанию
лучше обойти эти проблемы. И мы так рады, что у нас есть Грейс Лин, у нас есть Оге Мора, и мы
пусть к нам приедет Юи Моралес. Мы создали видео с Кейт Гейст, которая является нашим видео
режиссер. Мы покажем вам это видео, оно длится около 44 минут.
Это разговор между этими тремя иллюстраторами на эти темы. И
затем, на другом конце, они собираются подойти и ответить на ваш
вопросы, поэтому обязательно задавайте их в разделе вопросов и ответов, я знаю, что вы отправили некоторые из
их уже.Мы взволнованы.

[Начало видеопереговора между Одж, Грейс и
Yuyi]

Yuyi Morales: Раньше я много рисовал
практика, рисуя лица других людей. Я помню, как в то время
застенчивый и недостаточно храбрый, чтобы выставить себя человеком, любящим рисовать.
Тогда я копирую портреты, которые были на стенах моего дома или в альбомах.
с фотографиями, и я их скопировал.Но мне всегда нравились лица, это было моим
любимое занятие. Я много использовал свое лицо. Я пойду в свою спальню, и я
закрою дверь, потому что опять же, я так стеснялся проявить свой интерес. Потому что
в то время я рисовал людей из своей семьи, поэтому они были очень знакомы
меня.

Но потом, когда я учился в средней школе, один из наших первых
упражнения заключались в том, чтобы нарисовать человека, который сидел рядом с нами и что там было
девочка и ей должно быть 12 лет, мне было около 11. Я не помню
быть одним из них, а не быть одним из тех, с кем все хотят дружить
с, и этой девушки тоже не было.И я смотрю на нее и смотрю с
глаза того, что я вижу, и я поместил это на бумагу, стало упражнением
наблюдение. Я не особо задумывался о том, что я собираюсь подключиться
с ней или что-то в этом роде. Я просто пытался понять, как она выглядит. Затем я
вспомнила, что она была абсолютно счастлива, потому что рисунок выглядел
как она. Когда вас видит кто-то другой, особенно если этот человек
рисует вас, потому что они должны внимательно на вас смотреть. Как будто я
благодарен за это.

Грейс Лин: Ага. Когда вы рисуете
кого-то вроде как будто ты действительно их видишь. И когда они видят
представьте, они так взволнованы или они что-то чувствуют, потому что это похоже на
«О, ты меня видишь?» И я действительно не помню, чтобы рисовал себя, когда я
был моложе. Я очень хорошо помню, как вырывала рекламу из журналов и копировала
им, и всегда им нравятся красивые женщины с очень длинными ресницами и
просто копируя и копируя их снова и снова. И всегда как бы смотрел
на них типа: «О, они такие красивые!» И имея эту идею
красота недостижима для женщины и очень недостижима для азиатского
или кто-то из меньшинства, потому что это всегда был очень, очень красивый белый
женщина, которую я рисовал снова и снова и идеализировал.

Честно говоря, я начал рисовать только в колледже.
персонажи азиатского происхождения. И я начал рисовать, как мои родители и
мои сестры и даже я сама. Я ходил в школу дизайна Род-Айленда,
как Оге. Думаю, чтобы попасть внутрь, нам нужно было сделать автопортрет. И я думаю, что это было
наверное, один из первых случаев, когда я рисовал себя. И я помню
чувствую себя действительно некомфортно, и я помню, что даже подумал, ну, у меня нет
быть красивой. Мне просто нужно сделать хороший снимок.Я никогда не считал себя
привлекательным, потому что это было не то, что я думал, что было красотой в тот момент. Так
это означает все мое детство, и
даже в те подростковые годы у меня было представление о том, какая красота была на это
всеми видениями и искусством вокруг меня, которые действительно вредили мне для факта
что я никогда не рисовал азиатского человека, пока не пошел в колледж. И я представляю, что это
чрезвычайно вредно для всех детей, которые испытали то же самое.

Oge Mora: Полностью согласен с
что сказала Грейс.Когда я думаю о своих автопортретах,
в тот момент от меня требовалось рисовать себя, и это был единственный раз, когда я действительно
попробую нарисовать сам. И у меня возникла эта идея, и я иногда думаю, что молодые художники,
по крайней мере, в свое время у меня была идея: «О, вот что такое хорошее искусство
должен выглядеть или быть ». Потому что в хорошем искусстве не было людей, которые
похож на меня, я просто предположил, что типа: «Ну, такие люди, как ты,
это не то искусство, которое вы должны рисовать ». И это тоже было для меня
придя в себя, я думаю о том, как в старшем классе, и в тот первый год
колледж просто осознал это…

У меня действительно был этот действительно интересный опыт в моем
первый год колледжа на этом критическом обзоре одежды, где они смотрели на
произведение искусства, которое делали эти дети в одежде. И была одна девушка, которая
вошла, и у нее были эти сумасшедшие наряды для своих моделей. И я подумал: «О
Боже мой. Им это не понравится. Это нелепо. Что это
произведение искусства? Что это за одежда, которую она сшила? »И они на самом деле взяли
действительно хорошо к этому. И они такие: «О да, нет, мы полностью понимаем
что ты действительно увлекаешься дизайном костюмов.Мы можем точно сказать, как ты
вы носите. «И я просто подумал, что это был своего рода момент
где я подумал: «Ой». Я начал думать о связи
между мной и моими произведениями искусства. И я смотрел на свои работы в это время и
Мне нравится, где я в этом? Почему эти изображения? Зачем мне это рисовать,
это не то, что я знаю.

А потом я задумался о доме моей крестной матери и
одежду, которую любит носить моя мама, и художники, которые преобладают в моем
сообщество, о котором, как и я, знал так много, но я просто поместил их в
задним числом и просто не отражал их в моих настоящих произведениях искусства.И
Я думаю, что в том, чтобы быть художником, есть что-то действительно сильное, если у тебя есть
возможность размещать изображения или помещать людей, которыми вы восхищаетесь, вещи, о которых вы думаете
важны, в центре внимания. Это отличная вещь в том, чтобы быть
иллюстратор, где мы можем пролить свет на подобные вещи. И я начал
чтобы больше думать о том, что я уделяю внимание, что
я даю свет? И я хочу, чтобы это были вещи, которые были очень важны для
меня. И я понял, что до этого момента я этого не делал.

В том, чтобы быть художником, есть что-то действительно мощное, когда у вас есть возможность помещать в центр внимания людей, которыми вы восхищаетесь, вещи, которые вы считаете важными. В том, чтобы быть иллюстратором, замечательно, что мы можем проливать свет на подобные вещи. И я начал более глубоко думать о том, что я делаю в центре внимания, на что я даю свет? И я хочу, чтобы это были вещи, которые были для меня очень важны.

Оге Мора

Грейс Лин: И я прошел через очень
подобное было, когда я учился в художественной школе. Я довольно много говорю об этом в некоторых
моих разговоров о том, как я был в Риме, Италия. И пока я был в Риме, Италия,
и копируя великих, и рисуя римский пейзаж, и изучая все эти
вещи. А потом понял, что сам никогда не был в своих работах. Ну я встретил
итальянец, и он сказал: «Итак, ваши родители из Тайваня и
они приехали в Соединенные Штаты.Зачем они приехали в США? »

И в тот момент я понял, что не знаю ответа.
и что я знал все эти непонятные вещи о римской истории. Я мог сказать ему
сколько времени потребовалось для росписи Сикстинской капеллы, но я не мог сказать ему
почему мои собственные родители иммигрировали в Соединенные Штаты. Это было такое
откровение, что я не был в собственном искусстве, я даже не знал себя. Идея
художника — это кто-то, у кого есть видение или сообщение или что-то, что они
хочу поделиться с миром, а потом поняв, что я не был художником,
делясь чем-нибудь с миром, потому что я никогда даже не смотрел на себя.И
это было то, что изменило меня как художника.

Юи Моралес: Это заставляет меня задуматься о
например, то, что вы сейчас упоминаете, Грейс, эта способность, которая у нас есть, или мы
не иметь иногда, видеть себя с любовью, с восхищением, с
благоговение, с любопытством, прежде чем мы сможем передать все это на встречу с кем-то
еще. Если мы не смогли практиковать это на себе, как мы можем тогда
предложить это кому-нибудь еще, когда мы их увидим? Вы оба выросли в США
Штаты, это правильно?

[Одж и Грейс утвердительно кивают]

Юи Моралес: Ага.Итак, я вырос здесь в
Мексика и здесь, в Мексике, конечно же, есть расизм, как и везде. Но
одна из особенностей Мексики заключается в том, что расизм — это что-то
что у нас вряд ли есть против других. Это то, о чем мы говорим
мы сами.

Нас учили, когда мы были колонизированы, что если вы
Мексиканец, если ты здесь, ты был менее достоин, менее красив, менее
интеллект и все такое, и мы носили это вечно. Так что это заставляет меня
понять, как трудно нам быть нежными, добрыми, восхищаться и одобрять
мы сами и как тяжело, когда у вас нет такой практики, у вас нет
практиковал это на себе.Вы также не можете выложить это там. Так что для меня
я научился смотреть на себя и уважать такие вещи, как я
посмотрите, особенно когда они не подходят к изображениям, которыми мы всегда были
предоставлено о том, что такое красота, о том, что такое интеллект, о том, что это
имеет определенную ценность.

Много детей, когда они въезжают в Соединенные Штаты, но
особенно те, которые происходят из латиноамериканских семей, у них также есть
боевой. Они также пытаются понять, как гордиться тем, что
они выглядят.С тобой такое тоже бывает? Вы видели это в своем сообществе?

Грейс Лин: О да.

Оге Мора: О, определенно. Я был в
в школе и я делал мастер-класс по коллажу. У меня есть мое первоклассное изображение, я
рисовал сам, и поэтому я попросил детей нарисовать себя. Я работал с детьми
и ходят вокруг и смотрят, как они работают с вещами. И я попадаю в
маленькая черная девочка, и она любит рисовать, ну, на самом деле она не рисует.
Там вроде ничего нет.И я подумал: «Хорошо, что происходит? Как
ты делаешь? »И она просто сказала:« Ненавижу свои уши. Я ненавижу свой
волосы. Я урод. Я не хочу рисовать себя ». И она просто хотела
такое тяжелое время, и она была очень расстроена этой идеей, что ей пришлось
изобразить себя. И я просто сказал ей, я подумал: «Твои волосы такие же, как у тебя.
мои волосы. Он красивый, и твоя кожа, и все такое, как у меня ».

Это было вроде как, твои родители всегда тебе скажут
типа: «О, ты красивая, бла, бла, бла.»Но когда тебе нравится
ребенок, вы не очень любите, поверьте им. Ты такой: «О, ты просто
говоря это. «Это было похоже на настоящий эмоциональный опыт, например,
видеть, как она проходит через это. А также мысль, что она была только как в первой
оценка. И это вроде как заставило меня подумать о себе и о том, как рано дети
усвоить эти образы. И я скажу, что на другой стороне был еще один ребенок
который был маленьким черным мальчиком. И ему не хотелось, чтобы я видел его газету. И я
был такой: «О, покажи мне свой коллаж.Нравится то, что происходит. Я хочу увидеть
что вы рисуете ».

И он сказал:« Я должен начать все сначала. я это сделал
неправильно ». И я сказал:« Нет, дай мне посмотреть ». И он нарисовал
сам. По сути, он нарисовал маленького мальчика из «Спасибо, Ому!» с как
маленькие здания сзади, потому что он рисовал себя на пути через
это изображение. И для меня это был просто момент. И я подумал,
«О, это потрясающе. Продолжайте!» и тому подобные вещи. Но это было просто
немного шокирует меня, когда я как бы вспомнил, как важно, что
мы делаем, а также как рано эти сообщения вроде бы просачиваются в ваш разум
даже не осознавая этого.Как я думаю, если бы я сидел здесь сегодня, я бы не смог
Думаю, я могу вспомнить, были ли у меня какие-то проблемы с того возраста, но они есть.
Это в тех образах, которые вы постоянно видите и видите, и вы их несете.
с вами очень, очень долгое время, даже не осознавая этого.

Грейс Лин: Ага. И это так
душераздирающе, когда ты слышишь и становишься свидетелем этих вещей. До COVID я привык
тоже часто бываю в школах, и я бы пошел во многие школы, которые не
очень разнообразный, очень похожий на однородный и обычно не разнообразный, то есть в основном белый.Очень часто я ходил в школу, и там была одна азиатка или одна
Азиатский парень и их лицо, как и я, входят и говорят: «Привет, я автор
сегодня «просто хотел бы полностью загореться и подумать» [Удушье] Ты
автор? »И они бы такие:« О, черт возьми ». И они всегда
подошел бы ко мне сразу после. Типа: «Я тоже китаец». Как будто я
не мог сказать.

Но эти взаимодействия, внезапно понимаешь, как
для них это имеет значение, потому что это типа: «О, автор, который пришел,
что мои учителя придают большое значение, это, очевидно, тот, кто
рассчитывает, выглядит так же, как я.«И, черт возьми, это означает, что людям нравится
я считаю. «И я думаю, что это то, чего я так жаждал, когда был
ребенок так отчаянно. И я думаю, это так важно, что мы пытаемся
накормите этим детей сегодня.

Oge Mora: Я думаю о времени
когда меня тянули люди, и это всегда был акт любви. Они идут,
«О, я так сильно тебя люблю, хорошо? Я хотела тебя нарисовать».

Я не знаю, что вы чувствовали, когда выполняли свои
портреты.Я немного нервничал. Мне казалось, что кто-то наблюдает за мной
через плечо, что я не думаю, что ни один художник действительно любит кого-то смотреть
их, как они рисуют. А ты такой: «О, ты меня нервничаешь. Что, если
Я облажался? «И я думаю, что может возникнуть много опасений.
когда вы рисуете кого-то другого. И ты такой: «О нет, а что, если это
не похоже на них? Что, если я не сделаю это идеально?

Грейс Лин: Что, если я поранию их
чувства?

Оге Мора: Ага.И это о добре
о том, как преодолеть этот горб и просто показать себя там. И
быть уверенным в том, что первая строчка, которую я поставил, не является идеальной,
но это не обязательно должна быть идеальная линия. Я могу просто ходить, и я
можно узнать об этом предмете, когда я собираюсь об этом и просто получаю
удобное размещение линий на странице.

[Видео, на котором Одэ Мора рисует портрет Юи в картине Одже
studio]

Oge Mora: Мне всегда нравится
получить простые формы.Итак, вы действительно хотите разбить вещи на похожие
круги и квадраты. Потому что я не хочу слишком ценить каждый
одна строка, потому что это будет то, чем я собираюсь быть
вырезание. Я могу просто пойти и узнать об этом предмете
важно, как я собираюсь об этом.

[Одэ представляет Юи и Грейс портрет Юи]

Грейс Лин: О, это прекрасно! Может
ты ставишь чуть ближе?

Юи Моралес: Вау! И так много
в вашем стиле.

Oge Mora: Как на первом рисунке I
Это было больше похоже на ваш рисунок. А потом я просто взял свою любимую
вещи. Как кольцо в носу, как оно сияет. Я также был одержим
твои волосы, маленькие локоны и петли.

Юи Моралес: Ага. Мои волосы и нос
кольцо и все.

Грейс Лин: Извините, это был разрез
бумага или краска?

Oge Mora: Некоторые из них окрашены. Немного
его вырезанной бумаги.Так что у меня был набросок под ним, а затем, как я нарисовал,
вытащил кусочки, а затем я вырезал бумагу и раскладывал ее по пятнам. Это половина на половину.

Юи Моралес: Вау, мне это нравится.

Грейс Лин: Хорошо, а кто следующий?

[Видео, на котором Юи Моралес рисует портрет Грейс Лин в
Студия Юи]

Юи Моралес: Мой рисунок Грейс, даже
хотя я сделал это с большой любовью, он не совсем похож на Грейс. И я
думаю, что я хочу дать себе разрешение не заставлять его выглядеть точно
как Грейс, но чтобы понять, что это комбинация взгляда на меня и
изображение Грейс и то, что я делаю своими руками, карандашом,
и все мои инструменты и любые навыки, которыми я мог бы обладать.Что-то случилось на
бумага. Я назову это переводом Грейс, который должен что-то делать
что Грейс есть, но она имеет так много общего с тем, что я должен дать, верно?

[Юи представляет портрет Грейс Одже и Грейс]

Грейс Лин: Ого.

Оге Мора: Это красиво.

Юи Моралес: Я рисовала карандашом
во-первых, я могу показать вам, и я пытался скопировать то, что я видел, то, что я видел о
Грейс, как и ее брови.Я подумал: «Ой, это как облака
которые есть на лице «, а затем я дал вам много цветов для вашей кожи
и твои волосы. У меня есть эти пастельные мелки, и вот так я начала рисовать
Это. Я вспоминал темы ваших книг и некоторые вещи
что вы выложили там для мира, и одна из мыслей, которые пришли в
это была ночь, ощущение ночи и неба, поэтому я решил дать
Вы — наряд небесной ночи с несколькими звездами и этими маленькими цветочками. Просто вроде
экспериментирую.

Грейс Лин: Ой, мне это нравится. Это так
красивая, Юи.

[Видео, на котором Грейс Лин рисует портрет Оге в «Грейс»
studio]

Грейс Лин: Я чувствую себя как все
должны рисовать или раскрашивать, или иллюстрировать, или рисовать своих друзей, и как бы пытаться
действительно понять их личность, потому что вы пытаетесь передать ее в
искусство. Когда я пишу картину, все становится более живым для
меня. Я начал думать о ней как о действительно ярком и ярком человеке и о том, как
она такая открытая и теплая.И все эти характеристики пришли мне в голову
как я начал смешивать цвета.

[Грейс представляет портрет Одэ Юи и Одэ]

Грейс Лин: Так я и сделал.

Oge Mora: Ой, это я! Ты сделал мой
очки так хорошо. Я люблю это.

Грейс Лин: Итак, я рисовала гуашью,
и я знаю, что не совсем правильно понял твой подбородок.

Oge Mora: Нет, отлично. Я люблю это.

Грейс Лин: Это гуашь,
густая акварель, непрозрачная акварель.

Oge Mora: Так что я тоже люблю
снаружи отметины. Мне нравится твоя виньетка вокруг меня.

Грейс Лин: Да ну что я на самом деле
мне очень понравилось, когда ты причесывалась и делала то, как она упала на рубашку и
все так. Это было действительно весело. На самом деле я в основном использую азиатские
люди и азиатские персонажи. Что меня прояснило, так это то, насколько разные твои
волосы падают на вашу одежду, а когда я рисую волосы, падают на одежду.
Это совсем другое ощущение, так что это действительно пролило свет на меня.

Oge Mora: Выглядит так потрясающе.

Грейс Лин: Я очень нервничала
показывая это вам.

Оге Мора: О, нет.

Yuyi Morales: Я тоже понял, что
это заставило меня нервничать, потому что ты не хочешь, чтобы тебя считали тем, кто этого не делает
это правильно.

Грейс Лин: Ага.

Оге Мора: Ага.

Юи Моралес: Это верно? В том, что
как ты себя чувствуешь?

Оге Мора: Ага.

Грейс Лин: Ага. Итак, это
интересная штука. Когда мы просим детей кого-нибудь нарисовать, как нам это облегчить?
волноваться? Потому что, если мы это чувствуем, значит, они действительно должны [чувствовать это]. Может быть, это
идея, что они что-то рисуют и не должны показывать это человеку. Хотя
Я не знаю. Я даже не знаю, правильно ли это делать,
потому что я чувствую, что многое из этого похоже на встречу с другом. Как я уже говорил,
когда вы рисуете кого-то, кого знаете, есть такая любовь, которую вы чувствуете, когда
Вы делаете это.Так что я бы тоже не хотел, чтобы они просто выбрали анонимного человека
что они не имеют никакого отношения и рисуют это, потому что боятся
Поделиться этим. Так что, может быть, это просто больше похоже на то, что всегда будет
страх, когда вы создаете искусство, но принимая этот страх и имея смелость идти
вперед.

Oge Mora: И только потому, что вы рисуете
Кто-то, кого вы знаете, не означает, что вы должны им это показать?

Грейс Лин: Это правда.

Oge Mora: Потому что вы знаете, я думаю
о моем собственном альбоме для рисования, и это что-то вроде дневника.Есть части, где я
напишу свои мысли, а потом я нарисую свои маленькие секретные личные рисунки
люди или вещи, которые я увижу вокруг. Даже с картиной, которую я сделал
Юйи, в смысле, я знала, что мне это нравится, и мне это нравилось, но я не знала, как
Юи это понравится. Но если бы вы могли сделать иллюстрацию по рисунку
вам действительно нравится, может быть, когда вы будете готовы, вы сможете поделиться ими с кем-нибудь еще,
но вам не обязательно.

Юи Моралес: Многие дети, которых я хожу
к, они считают, что не любят рисовать.Многие из них сравнивают себя
или они были обескуражены в своих попытках. И это заставляет меня вспомнить, как
оно хрупкое, созидающее. И мы, как художники, это знаем. Я знаю это, когда я просто
Начав что-то делать, я почувствую себя такой слабой. Я буду чувствовать себя
не достаточно хорошо. Я недостаточно способна, чтобы мои рисунки выглядели ужасно. И там
это этапы нашей работы, которые кажутся настолько хрупкими, что мы даже не хотим показывать
им кого угодно, потому что любой жест неодобрения может сломить нас и почувствовать
типа: «Хорошо, я останавливаюсь здесь.»И я знаю, что с детьми бывает
также. Вот почему большинство взрослых не продолжают рисовать, потому что в какой-то момент
их заставили поверить, что если это не похоже на Микеланджело или что-то в этом роде
вот так, значит, оно того не стоило.

И думать о том, как дети, которых только что подвергают
к идее смотреть другими глазами, смотреть открытыми глазами и что
они могут рисовать, они могут чувствовать себя подавленными задачей. И они наверное
собираются нарисовать то, что они всегда видели.У меня нет ответа, поэтому я
вроде положил это туда. Как будто это заставляет меня задуматься, как мы это делаем? Как мы даем
ребенок, которого мы только что встретили, открытый опыт мира того, что они могут
рисовать?

Oge Mora: Что меня привлекло к рисованию
или искусство было рассказами, и просто им действительно нравились истории, и видели картинки и
такие вещи. А потом, желая сделать это для себя, типа: «О, я
хочу попробовать нарисовать свои истории ». И поэтому думая о том, какие истории или
что угодно, будь то фильмы или телевидение, или какие книги, например, ваш ребенок читает или
подвергаясь воздействию.Это может вдохновить их на самостоятельную работу. И действительно
познакомить вашего ребенка с целым рядом книг, рассказов, сказок и
вещи, которые действительно могут их заинтересовать, я думаю, это действительно здорово.

Потому что я думаю о том, что часто замечал, когда
поговорить со многими другими иллюстраторами или авторами, о, я рисую эти изображения
или я пишу эти слова, потому что не видел себя в книжках с картинками. Но
поскольку мы являемся частью этой области и оглядываемся на историю, эти книги и те
рассказы, они были там.Многие из этих историй, как будто были истории, которые
были там. Но дело в том, что мало того, что эти истории были
есть, но как мы можем связать эти истории с детьми? И были ли у детей
доступ к этим историям? И удостовериться, что там есть эта связь.

Грейс Лин: Книг мало.
И правда в том, что есть эта новая волна, с тех пор, как мы
Вышли Need Diverse Books вроде: «Нам нужны разные книги!» и нам действительно нужно
разнообразные книги, без вопросов.И нам давно нужны были разные книги.
время, но правда в том, что у нас были разные книги. И эти книги всего лишь инструменты
и это прекрасные инструменты, но они совершенно бесполезны, если мы их не используем.
Итак, важно использовать эти инструменты, чтобы поделиться с ребенком как
как можно больше разных книг. И не только книги, хотя, конечно
мы все как любители книг, но даже как любим смотреть телепрограммы
они делают.

Вроде смотрят только передачи, в которых нет
персонажей цвета, может быть, побудить их посмотреть что-нибудь еще, чтобы добавить к
свой репертуар.Попытайтесь представить себе это как попытку дать им медийную диету, которая
очень и очень разнообразный. Как они все говорят о том, что когда вы едите,
ваша тарелка должна быть разноцветной, как будто это самая полезная вещь. Хорошо, что
то же самое происходит со СМИ, которые они поглощают с точки зрения визуального, и
чтение и все такое. Он должен быть максимально красочным. Нравиться
ищите разнообразия во всем, что вы делаете.


Попытайтесь представить себе это как попытку дать им медийную диету, которая очень и очень разнообразна.Как они все говорят, когда вы едите, ваша тарелка должна быть яркой, как будто это самая полезная вещь. Что ж, то же самое и со СМИ, которые они поглощают с точки зрения визуализации, чтения и всего остального. Он должен быть максимально красочным.

Грейс Лин

Yuyi Morales: А потом по-своему
Иногда это может показаться рискованным, например, когда вы смотрите на других глазами
восхищения, любопытства.Нас этому не учили. Даже когда мы
задавайте вопросы, в большинстве случаев мы знаем ответы. Мы не умеем спрашивать
вопросы, даже для нас, взрослых, которые действительно открыты для ответа, на которые другой
один собирается дать. Итак, как мы можем рисовать, раскрашивать, наши дети, как мы можем
передать то, что их опыт открыт для получения любых ответов,
всевозможные черты, цвета, энергии, все? Я поверю, что это
жизнь учится, но в то же время я думаю, что нужно с чего-то начинать.

Грейс Лин: Как мы выращиваем это как
пожизненный процесс? Я действительно думаю, что это процесс на всю жизнь, позволяющий
ребенок чувствует себя утвержденным. Как будто им нужно чувствовать себя утвержденными, им нужно чувствовать, что
они достаточно важны, не в смысле эго, но они могут делать
такие вещи. И это действительно дело жизни, что родители всегда
борется, я думаю. Но в то же время как посторонние, как учителя, как
друзья, как авторы только что приходят в класс, да, мы не можем дать это
им, но, возможно, мы сможем дать им почувствовать это, потому что я думаю, что это правда.Я думаю, что такая проверка — это то, что им нужно продолжать и
строить всю свою жизнь. Но, надеюсь, мы сможем дать им немного этого
и, надеюсь, они смогут получить немного этого через художественный процесс. И я
думаю, то, что мы должны подчеркнуть во время художественного процесса, — это идея
то, что Оге говорил о том, что чувствовать себя уязвимым — это нормально.

Создание искусства всегда будет актом уязвимости,
и это всегда будет проявлением смелости. И идея быть похожей на
«Неважно, как это выглядит, важно то, что это сделали вы и
это отважный, смелый поступок.»И я думаю, что это то, что мы
следует делать упор как на воспитателей, так и на людей, которые поощряют детей к творчеству.
Это больше поощрение смелости совершения действия, чем действительное
предмет. И я думаю, что если мы продолжим это делать, мы будем надеяться, что
Помогите добавить монеты в ту самооценку, которую мы все пытаемся развить у детей
В эти дни.

Создание искусства всегда будет актом уязвимости, и это всегда будет актом смелости.И идея быть такой: «Неважно, как это выглядит, важно то, что вы сделали это, и это смелый, смелый поступок». И я думаю, это то, что мы должны подчеркивать как воспитатели, как люди, которые поощряют детей к творчеству.

Грейс Лин

Юи Моралес: Вау. Это заставляет меня думать
о том, как важно создать место, где в первую очередь можно
уязвимый. А может, если мы сможем кого-то нарисовать, это что-то
это уважает себя, но также уважает других.Мы должны жить жизнью, которая
учит нас, как это делать. Даже когда мы не рисуем, даже когда мы не рисуем
создание. Итак, когда мы подходим к столу, берем листок бумаги и начинаем
создание, то есть процесс, в ходе которого мы можем взглянуть на свои собственные чувства,
наши собственные эмоции, наши собственные мысли, а также обрабатывать их и создавать что-то еще.
Это время как бы берет из всего, что мы делали вокруг этого, и
просто объединяет все воедино и заставляет нас что-то создавать.

Но наверное на ровном месте и просто по рисунку нет
обязательно прилеплю.Чтобы быть сильным и иметь что-то, что
действительно соответствует нашей душе и даже нашей личности, и тому, как мы видим других
должен быть окружен многими другими вещами, как вы говорили,
Грейс, как в школе, тогда нам придется решать математические задачи с
другой объектив.

Мы идем смотреть их еду, которую приносим к столу,
не то, что только что пришло с рынка, а то, что
человека, настоящего человека нужно было выращивать, и собирать, и транспортировать, и в итоге
принести сюда, где мы едим.Так что это должно быть полезно
опыт. Чтобы рисование не превратилось только в акт взятия карандаша.
и построение линий, тогда это становится способом обработки всего, чем мы являемся.
чувство и жизнь в данный момент.

Оге Мора: Ага.

Грейс Лин: Ага. Это так красиво,
Я полностью согласен. Я думаю, как то, что мы говорили, что книги — это просто
инструмент, я думаю, вы действительно указали, что создание искусства — это просто инструмент для
разобраться во всем, что нас окружает.

Oge Mora: И я думаю, что
Я действительно восхищаюсь детьми, и я вечно восхищаюсь тем, как
хорошо они в этом умеют. Как дети такие наблюдательные, и они просто они
увидеть так много вещей. Например, даже когда речь идет о книгах или книжках с картинками
что мы все делаем, как будто я пойду в школу или что-то в этом роде, и ребенок
задаст вопрос об изображении. И я скажу: «Как ты вообще
заметили это? «Как будто они увидят все эти крошечные детали. Они просто действительно
хорошо умеет читать изображения и просто наблюдать.И когда я думаю
о моем опыте в детстве, я как будто всегда наблюдал за людьми. я всегда
любил смотреть на людей, например, как мне понять, что я вижу на этой странице
что-то, что всегда было для меня трудным.

И я думаю, что это для каждого художника по сей день. Я думаю
это то, что у тебя получается лучше, чем больше и больше ты рисуешь. Это
как инструмент, на котором эта практика, вы научитесь лучше переводить это.
Это не то, что делает вашу работу волшебной или что делает вас волшебным
страницы, это факт, что вы видите эту красоту.Это творчество, это
просто видеть красоту, которая вас окружает. А дети такие
наблюдательный и просто очень осведомленный об этом.

Итак, я думаю, если родители думают вместе со своими детьми,
как одна вещь, от которой я всегда стараюсь избавиться от детей, это вы знаете, когда дети первые
учатся рисовать, они становятся такими ценными, и они любят делать это как маленькие
перистые линии. Как будто вы запускаете их, даже не задумываясь о том, что
нарисовать кого-нибудь вообще, просто заставь их делать отметки, и
каракули и просто весело провести время на странице, но добавив
что-то на странице.

[сцена, где Грейс проводит арт-проект с группой
дети за деревянным столом на заднем крыльце]

Грейс Лин: И я, и мой муж довольно креативны. Мы всегда
вроде делать вещи. Одна из вещей, которую мы с мужем поддерживаем в моей
дочка — я думаю, что мы действительно создаем атмосферу творчества. Мы только
всегда иметь в наличии материалы. И вроде бы, так что всегда есть художественные принадлежности
где угодно, как на любой полке, где угодно. Итак, художественные принадлежности и книги всегда
доступный.Так что она все время видит, как мы что-то делаем. Так что она такая: «О,
Я тоже кое-что сделаю ».

И еще я думаю об этом, это касается того, о чем мы говорили.
примерно с точки зрения уязвимости. Если ты что-то рисуешь и тебе нравится,
«Ой, мне немного страшно показывать это из-за этого, но я очень горжусь
делать это, и это заставило меня чувствовать себя так хорошо, делая это, и я чувствую себя таким связанным с
человека, которого я рисовал из-за этого, «это то, что
они получат, потому что вы делали это с ними или как-то параллельно.

Я думаю, что это то, что я бы посоветовал родителям
и сиделки делать. Или хотя бы привлечь художников в комнату в
в классе, который показывает, насколько им это нравится, а затем ученики увидят это и
они могут подражать этому, и это для них модель. Я думаю, что моделирование это
что-то настолько важное, что мы не уделяли так много внимания
в прошлом. Что мы думали, что наших слов достаточно. Типа: «Хорошая работа. Ты
люби это. Мне это нравится ». И не то чтобы они не важны.Слова
очень важно. Но я думаю, что моделирование и действия имеют гораздо большее значение.

[сцена, где Грейс рисует Оге]

Оге Мора: Я думаю, что там просто
что-то действительно лестное и трогательное в том, что кто-то нашел время попробовать
видеть тебя. Мы все время смотрим на людей, но кто-то действительно сел и
глядя на вас, в частности, и думал о том, как Грейс [Лин] была
говорить о том, как мои волосы лежат на моем платье и узоры на нем, и
действительно, действительно осознаю тебя.Как будто это очень интимная связь
между вами и тем, что вы рисуете, и тем, кто вас рисует и видит
это назад, вы знаете?

[Сцена, когда Одэ рисует Юи, а затем Юи рисует Грейс]

Юи Моралес: Да. Да я могу сказать
также то, что я чувствую прямо сейчас, я все еще наслаждаюсь тем чувством, что меня видят
потому что мне кажется, что меня любили. За то время, которое ты потратил на то, чтобы сделать мой
портрет, чтобы посмотреть на меня и на свою работу, с той драгоценной вещью, которая
твоя работа, ты что-то сделал со мной.Это похоже на то, кто сделал это для меня
до? Очень мало людей, потому что это акт любви, который дарят очень немногие,
Я думаю. Не по причинам, не из-за отсутствия любви, а иногда
потому что мы не чувствуем себя достаточно милосердными, чтобы делать это таким образом. Есть много способов
любви, и это одна из них.

Совсем недавно я учился и учился у других
людей о том, как мы интерпретируем любовь, и мы обычно склонны отдавать свою любовь
люди, которые нам близки, может быть, наша семья или наши партнеры, люди, которые
мы выбрали.И этим народам мы даем им уважение, мы даем им время, мы
заботиться о них, но обычно мы не делаем этого для других людей,
те, что у нас близкие. Если мы только что встретили кого-то, кажется, мы думаем раньше
мы даем им все это, и я не знаю почему.

Нас не учили давать все это людям, которые
мы еще не знаем. Вроде эксклюзив. У нас есть это только для моего
мама, мой ребенок или мой партнер. Но что происходит, когда у нас есть кто-то еще, кто
такой же красивый, достойный, живой и все такое, просто другой человек.Являются
мы способны дать этому другому человеку такую ​​же любовь, то же самое, то же
уважение, такое же качество обращения и все те вещи, которые они не
должны зарабатывать это, потому что они этого достойны, получать это от каждого
один из нас? Итак, в этот момент, когда я вижу рисунок, который вы нарисовали со мной, я
просто почувствовал, что любишь меня в то время, и я очень благодарен за это. я
просто в восторге.

Есть много способов любить, и этот [нарисовать чей-то портрет] — один из них… Итак, в этот момент, когда я вижу рисунок, который ты нарисовал со мной, мне просто казалось, что ты любил меня в то время, и я очень благодарен за это.

Юи Моралес

Грейс Лин: Мне нравится то, что вы сказали, например
как тебе не нужно зарабатывать это, и что когда ты хочешь отдать эту любовь … И
Я встречался с Оге всего два или три раза, но после того, как нарисовал ее фотографию, я
чувствую себя такой связанной. Честно говоря, мне кажется: «О, она моя лучшая подруга
теперь «, потому что я нарисовал это и подумал о тебе, обо всем этом.И
Я думаю, что когда ты показала мой портрет, Юи, это было так трогательно.
Просто удивительно думать, что кто-то думал обо мне, а не только о
как я выгляжу, но все аспекты вещей, которые делают меня, и это такая
подарок.

И это, наверное, то, что для меня как художника, для меня,
для моей истории, для всего, это так много из того, к чему я стремился
ибо в той работе, которую я делаю, и в том, кем я являюсь. Это похоже на постоянное стремление быть увиденным
и будь достойным только благодаря тому, кто ты есть, понимаешь? И так увидев это на самом деле
заставили меня подумать: «Ого, вот что я искал», и
так что я думаю, что это дар, который вы получаете, когда вас рисуют.

Юи Моралес: Знаете что? Это делает меня
интересно, как сейчас, как мы живем во времена COVID, и мы не можем обнять каждого
другие, мы не можем касаться друг друга. Как это могло быть способом показать наши
связь, наша любовь и наше любопытство, пока мы снова не сможем обнять и заняться другими
вещи. Думаю, это отличный способ сказать «Привет!»
и говоря: «Я здесь ради тебя».

Грейс Лин: Ага.

Oge Mora: Когда я думаю о том, почему я
художник или почему я люблю искусство, я люблю людей.Я люблю рисовать людей, потому что я
люблю людей, и я люблю знакомиться с новыми людьми, видеть, что они носят, видеть
как они выражают себя и видят тот свет, который у них есть
внутри них и пытаясь запечатлеть это сходство в образе, понимаете? И я
просто подумайте, что это любовь к людям и любовь к людям, отличная от
я и эта любовь узнавать о людях, особенно о других
от меня, это то, что действительно мотивирует многие мои работы. Это как произведение искусства,
это праздник, понимаете?

Грейс Лин: Ага.

[Конец видеопереговора между Одэ, Грейс и Юи]

EmbraceRace: Здравствуйте! Это было
удивительный, замечательный разговор. В этом есть что ценить
беседа. У нас есть куча вопросов для всех, потом масса комментариев и
тонны признательности за то, что вы только что сказали, или записи того, что они сказали
сказал. Кто-то сказал: «Это идеальный вечер на свете!»
или что-то в этом роде, посреди COVID!

Перейдем сразу к вопросам, и позвольте мне начать с
тот, о котором мне очень любопытно.Вы сказали, что у всех вас
действительно, опыт того, чтобы какое-то время не рисовать, не так ли? Так что я
интересно, очевидно, что это изменилось, и вы оба считаете себя достойными
предметом вашего собственного искусства, но также видят ваши сообщества и другие вещи, которые
вы не видели раньше.

Что
разница что имело значение? Что для вас значило уйти от художника, который
не привлекли себя, ваше сообщество, к тому, кто сейчас делает?

Грейс Лин: Так что для меня это было
абсолютно меняющий жизнь.Думаю, я говорил об этом много-много раз о своих
путь создания книг, которые создаю сейчас. Как и во всех моих книгах
Азиатские персонажи, что немного безумие, если подумать о том, что я
до колледжа никогда не рисовал азиатских персонажей. И правда в том, что я сделал
не хочу быть азиатом. Я по сути отверг свою культуру и потратил много
время не желая быть тем, кем я являюсь.

И это через живопись, через создание этих
книги, создавая эти образы снова и снова, я
наконец почувствовал чувство мира с моей личностью и не просто мир, но гордость,
гордость, как чувство: «О, мне не нужно доказывать, достаточно ли я азиат или
Достаточно американский.Я такой, какой я есть ». Это было не просто так. Это было
как годы и годы создания такого искусства.

EmbraceRace: Что будет поставлено на карту, если мы сможем побудить больше детей делать то же самое, или
очевидно, не в качестве профессионалов, а [в качестве творцов]? Оге, ты хочешь поговорить
об этом?

Оге Мора: Ага. Я думаю, что акт обладания
моя работа воплощает то, кем я являюсь, дает вам чувство свободы. Я чувствую себя так сильно
жизнь пыталась. Как будто вы постоянно видите изображения того, кем вы должны
быть.Вот какой должна быть черная девушка, или это то, что
Человек из Нигерии должен быть похожим, и все эти подобные образы или
концепции. И вы постоянно пытаетесь соответствовать этим вещам и
соответствовать и соответствовать или вписываться в эти подобные установленные формы. Итак, чтобы наконец
есть место, где кто-то не должен говорить или решать эти вещи за вас,
вы можете решить, какие изображения будут отмечены и показаны, и это очень
Я думаю, что это освобождение от опыта, особенно для маленьких детей.

А теперь, как бы оглядываясь на себя, я всегда вспоминаю
с моими замками, здесь есть один замок, который короче всех остальных моих
замки, и это короче, потому что примерно в то время, когда мне было около восьми или
девять, я нарезал его, потому что на самом деле я хотел отрубить все свои
волосы, потому что я их очень ненавидела. И я всегда видел своих друзей с
резинки для волос и могли по-разному укладывать волосы, потому что их волосы были
прямо, и это просто сработало. И я просто устал не выглядеть
так поступали многие из моих друзей.И я начал отрубать себе волосы, потому что я просто
не мог больше этого терпеть. И на самом деле моя мама поймала меня и была
типа: «О нет, ты не можешь стричь волосы! Ты не можешь стричь волосы! Это
красивая «. И она смогла остановить меня.

Но даже по сей день, когда у меня волосы полностью
вниз после душа или чего-то в этом роде, и я вижу этот замок, который похож на
короче всех остальных. И я помню, было время, когда
ты любишь себя, это на самом деле одна из самых прекрасных вещей в
ты, было время, когда мир был таким, когда ты думал
что это было самое худшее в тебе.И это было интересно
вступая во взрослую жизнь и оглядываясь на все то, что я пытался скрыть
о себе и стереть о себе и о тех вещах, которые я люблю
больше всего обо мне, это просто действительно освобождающее и полное чувство. Да уж. И
просто иметь возможность отпраздновать эти события, чтобы, возможно, ребенок
в будущем не будет ощущать острой потребности стереть эти драгоценные, прекрасные
вещи, которые определяют, кто они.

Я думаю, что то, что моя работа воплощает то, кем я являюсь, дает вам чувство свободы.Итак, чтобы наконец-то появилось пространство, где кому-то не нужно рассказывать или решать эти вещи за вас, вы должны решить, какие изображения будут отмечены и показаны, и я думаю, что это очень свободный опыт, особенно для маленьких детей.

Оге Мора

EmbraceRace: Спасибо, Огэ. Юи сделал
вы хотите высказать некоторые мысли здесь?

Юи Моралес: Ага. Ну я думал
о том, о чем говорили вы оба, Оге и Грейс, вроде этой попытки
всегда пытаемся быть кем-то, кем мы не являемся.Для меня да, конечно, я хотел
быть голубыми глазами и блондинкой, когда я был ребенком, потому что в школе и в
сообщество это было то, что было оценено по достоинству. И хотя на самом деле у нас не было
книги для детей, все вокруг нас всегда рассказывало нам, насколько красивы и ценны
должен выглядеть. И это заставляет меня думать прямо сейчас, я учусь здесь у
все комментарии, которые я вижу внутри, а также из всего этого разговора,
имели.

Но опять же, это заставляет меня задуматься, как нам это сделать
Дети? Дети просто быстро поймут это, когда мы скажем: «О, ты
так красиво.Тебе стоит пойти и нарисовать себя? »Большинство детей собираются
скажи: «Я тебе не верю!» Как будто они не готовы принять
правда, потому что «Ну, этот человек — мой учитель, это моя мама, а она
говорит мне, так что, конечно, она скажет мне это. «Но в детстве я
не обязательно поверить в это. Я верю в силу искусства, но я также
знайте, что исцеление искусства происходит не сразу. Это требует работы. Это нужно, чтобы быть
постоянная часть наших ежедневных упражнений, и это должна быть компания искусства
жизни.

Если мы находимся в месте, где мы не видим себя
то, что стоит, и то, что присутствует, кто-то, кто является человеком,
если мы не видим, чтобы таких людей, как мы, чествовали, если мы
постоянно критикуют за то, как мы действуем, как выглядим или как говорим. я был
смотрел видео, и я снова слышал, как я говорю так, как говорю, что
вырезан вот так. И я говорю о многих других вещах, которые не являются конкретными
к теме, и я бормочу, и я обнаруживаю, что все меньше думаю, типа: «О
Боже мой, так я говорю, и я не знаю, видят ли люди
это видео поймет меня.»

Мне нужно время, чтобы остановить эти мысли и сказать:
«Я горжусь тем, как я самовыражаюсь. Вот как мой мозг, вот как мои
выражение работает, и это нормально «. Итак, если мы, взрослые, испытываем такую ​​тяжелую
время проявлять доброту к себе и видеть ценность того, как мы выражаем себя,
как делаем рисунки, как говорим, как едим, как что-то носим. Если мы
есть эти проблемы, что происходит с нашими детьми? И это снова заставляет меня
думая о том, как мы создаем наш мир, это пространство и где дети могут
практиковать быть самим собой, не подвергаясь нападкам, остановкам, критике за то, кто
они есть.И я думаю, что это мир, в который мы, взрослые, собираемся
нужно выяснить.

Я верю в силу искусства, но я также знаю, что исцеление искусства происходит не сразу. Это требует работы. Это должно быть постоянной частью наших ежедневных упражнений, и это должно быть общество искусства жизни … Это снова заставляет меня задуматься о том, как мы создаем наш мир, это пространство и где дети могут практиковаться в том, чтобы быть самими собой. без нападения, остановки, критики за то, кто они есть.И я думаю, что это мир, в котором нам, взрослым, придется разобраться.

Юи Моралес

EmbraceRace: Да, я очень ценю
который. И то, что вы все сказали. Это забавно, Юи, мне нравится, как вы все
выражайтесь, но я говорил об этом Андрею раньше, а также во время
видео, в котором Юи всегда задает вопрос, понимаешь, о чем я? Юи
всегда говорят, что рецепта нет.

[Юи, Грейс и Одэ утвердительно кивают]

EmbraceRace: И приглашает нас подумать
более глубоко, чтобы больше думать об этом и принести больше, чтобы усложнить вещи в
Фактически, чтобы привлечь больше.И я думаю, что это проблема, проблема, которая у нас есть
Часто EmbraceRace или просто в целом, если вы говорите о расе и детях, это
люди хотят рецепт. И если бы у нас был рецепт, EmbraceRace был бы готов,
Правильно? Если бы мы знали, как остановить расизм и своего рода негативное расовое обучение.

Но на самом деле речь идет о более серьезных вопросах. Мы знаем некоторые
вещи, правда? Но на самом деле речь идет о повышении нашей способности как бы спрашивать
вопросы и обрабатывать то, что мы думаем, вносить все это и делать это с
наши дети и наши дети также учатся быть критичными, но также
обнимать и задавать вопросы, а также учиться быть в их собственном путешествии.Так
в любом случае, это так реально, то, что вы только что сказали, я очень ценю.

И я думаю, что это подразумевается в том, что вы сказали, но Юи и
все вы действительно задаете критические вопросы и согласны с тем, что у вас нет
ответы на них, правда? Или согласны с частичными ответами. Это
действительно ясно и действительно для всех вас, чтобы сделать это в этом контексте, и это
на самом деле вещь, но многие люди прокомментировали это в чате. Это
удивительно, что они готовы говорить об уязвимости в искусстве, вы
готовы быть уязвимыми в том, что вы знаете, чего вы не знаете, в своем
переживания, ваши размышления, путешествие продолжается.

EmbraceRace: Это настоящая сила. Это
настоящая сила, которая есть у каждого из вас, и которую вы, кажется, действительно проявляете в
друг друга, что действительно приятно смотреть.

Что делают советы
вы должны помочь детям ориентироваться, а не рисовать расовые стереотипы, если они
рисунок через цветовую линию?

Yuyi Morales: Вы всегда будете
делать ошибки в этом отношении.

Огэ Мора: Ага!

Yuyi Morales: Мы делаем ошибки, прежде чем сможем сделать это правильно.Потому что я даже не думаю, что знаю ответ на этот вопрос, я не думаю, что ты
знать об этом. Когда я пишу свои книги, я тоже совершал всевозможные ошибки.
Я родом из места, где разнообразие было не совсем тем, чем мы занимались. А потом
когда я приехал в Соединенные Штаты, я помню, как видел так много разных
люди, которых я никогда раньше не видел. А еще я приехал в Соединенные Штаты как
взрослый, и да, у меня были всевозможные стереотипы о людях. И единственный
то, что мне приходит в голову прямо сейчас, это то, о чем мы упоминали в видео
что из любопытства, нам нужно быть действительно непредубежденными в отношении того, чтобы видеть других и
то, что они нам преподносят, в нашем репертуаре ничего нет.Просто откройся
кем бы ни был этот человек передо мной, я ничего не предвидел,
не предполагая, что я собираюсь увидеть. И если мы сможем воспитать такого рода
из любопытства, это будет здорово. Я знаю, что пытаюсь способствовать этому для себя
тоже.

Огэ Мора: Нет, я определенно согласен с Юи. я думаю мы
все делают ошибки, мы все учимся, мы все вечные ученики на этом пути
о том, как мы отражаем мир вокруг нас в нашем искусстве. Я думаю что-то
что обычно является ловушкой, в которую попадают многие профессиональные художники, заключается в том, что
когда кто-то говорит: «О, вы пытаетесь кого-то нарисовать.» И ты
сразу же просто пытаются выхватить что-то из головы. Дело в
изображений — это то, что вы сможете увидеть, даже не осознавая этого,
тебе известно. И во многих случаях действительно отличный способ борьбы, просто как бы
стереотип или просто отдых на том, что вы, возможно, уже нарисовали, — это
просто рисовать с жизни, рисовать с людей, которые вокруг тебя, или рисовать
из ссылок и тому подобного. И не просто попытка
создать образ прямо из вашей головы, если вы здесь в качестве примера, вы
рисунок маленькой черной девочки.

Даже для меня я пойду в свой альбом для рисования, потому что я всегда
рисовать людей до COVID, рисовать людей в кафе и тому подобное.
И просто снимаю те наброски людей, которых я видел вокруг, или воспоминания
того, что. Вот так я воплощаю жизнь в свои работы. Это не то, что
просто как бы возник из ниоткуда. Например, что-то вроде маленькой девочки
в субботу. Да, у нее много
вдохновение от меня, когда я была маленькой девочкой. Эти колготки с рисунком из
когда я работал в магазине игрушек, вошла маленькая девочка с
крутые колготки с рисунком.И я просто подумал: «Вау, это действительно
удивительный. Я тоже хочу нарисовать кого-то, у кого есть узорчатые колготки. «Но вы можете
только если вы наблюдали, а дети уже такие естественные
наблюдателей, которые действительно воодушевляют их в этом процессе, я
думать — это всегда здорово.

Грейс Линь: Так что я бы хотела взять немного другой
подход к этому вопросу, потому что я предполагаю, что мы говорим о детях, не так ли?
И я думаю, что на самом деле мы говорим обо мне, я думаю, что мы
разговаривает с детьми младшего возраста.И идея в том, что если они создадут что-то с
расового стереотипа, вместо того, чтобы сказать: «Это ошибка» или получить
очень расстроен из-за этого, может дело в разговоре об этом. Когда мы говорим о
книг много, и мы говорим о том, что читаем. Я читаю своей дочери, и она
скажи что-нибудь, что, на мой взгляд, по своей сути расистское, верно. Это будет похоже,
«Ооо», — я вздрагиваю. И моя первая реакция — мне нравится,
«О, это неправильно! Нет! Почему ты так думаешь?» А потом попробуй уйти
над. Тогда как на самом деле, возможно, лучшая реакция: «О, хорошо.Почему
вы думаете, что черный мальчик такой? »
и выяснение более глубокого значения этого.

Итак, когда ребенок создает произведение искусства, полное
расовые стереотипы, это такая возможность поговорить о «О, это
очень интересно. Как вы думаете, почему этому персонажу нужен такой вид
волос? Это потому, что это все, что вы видели в подобного рода
характер? «и углубился в это. И сказал:» Если это так, давайте
посмотрим на некоторых других цветных людей, давайте посмотрим на некоторых других чернокожих и
вы увидите: «О, у них все разные типы волос», и тому подобное.Я думаю, что это возможность накормить их больше, чем возможность
быть вроде: «О! Это немного съеживается», что является естественной реакцией,
Правильно. Но я думаю, что если иметь это в виду, вместо того, чтобы идти в
съеживается, идя к тому месту, где это ваш ребенок, принимая то, что они видели в
мир и выплевывает его. И если они что-то выплевывают,
заставляет нас съеживаться, мы должны придумать, что в них лучше вставить. И
вот о чем я думал.

Итак, когда они используют расовый стереотип, и они
раскрашивая его, и вы можете видеть это, и это надоедливо, вот тогда я чувствую
как будто мы должны начать думать: «Хорошо, почему бы нам не взглянуть на настоящую
человек? »И вы пытаетесь сделать так, чтобы это выглядело как можно больше.И поймите, что Черный человек не … «Чем это отличается от того, что
вы действительно рисовали? «И не так, чтобы им стало плохо, а просто чтобы
сделать их более внимательными к тому, что они создают. Я думаю, это то, чем я был
мышление.

EmbraceRace: Отлично. И Грейс, я
знаете, что вы тоже пользуетесь моделями, не так ли?

Грейс Лин: Ага. Собственно, один из
вещи, которые вдохновили все это, на самом деле я очень, очень, очень редко делаю
книги, в которых нет азиатских персонажей.Но для моей настольной книги я на самом деле сделал одну с
Черный ребенок, потому что это был сериал. Поскольку я решил сделать чернокожего ребенка, я
очень волновался, что впаду в расовые стереотипы, потому что я очень
чернокожих детей рисую редко. Так что я действительно пошел и специально купил модель.
И я специально использовал это, чтобы убедиться, что я не попал в
эти слепые зоны, потому что я думаю, вы действительно можете легко попасть в слепые зоны,
даже из самых лучших побуждений.

EmbraceRace: Хорошо.Итак, один из тех
решения были бы, как вы сказали, попросить людей нарисовать друга или реального человека,
так что вы не рисуете «черных людей», вы рисуете своего друга.

Грейс Лин: Вправо. Вы рисуете Оге.
Вы не рисуете кого-то еще, кого воображаете.

EmbraceRace: Вы много говорили о
уязвимость, и у нас есть много вопросов об уязвимости с детьми. И
Оге и Юи, вы двое действительно говорили о рисунке как о
сотрудничество, верно.Что вы приносите что-то от себя, привлекаете
что-то в мире. Так что это своего рода сотрудничество, не говоря уже о том, что
это то, что вы приносите.

Если вы рисуете человека, часть заботы, которую вы
как художник, и вы все выразили это, когда делали свои разоблачения
друг друга, вот как человек это получит, верно. Вам это может понравиться, но
они не могли бы.

Что такое
ответственность, которую вы несете [за другого человека]?
W шляпа — это ваша ответственность перед чувствительностью этого человека, если вы рисуете
кто-то другой, по сравнению с тем, что у вас есть, что особенное, что вы
добавление в коллаборацию?

Oge Mora: Я думаю, что первая
отказавшись от мысли, что у вас есть какой-либо контроль над тем, как они собираются
взять их портрет.Вам это может понравиться, а может и не понравиться им. Я думаю
для этого есть место, потому что искусство иногда бывает настолько субъективным. Кто-то может
посмотрите на что-нибудь, и они скажут: «О, это неправильно» или
«Это не тот стиль, который мне нравится». А потом еще кто-то
посмотрят на него и скажут: «О, мне это нравится. Это прекрасно. Это
красиво «. И когда я чувствую себя очень уязвимым или очень робким по этому поводу
рисование и этот опыт, мне действительно нравится эта субъективность, и я
типа: «Ну, если этому человеку это не нравится, что ж, есть еще кто-то
кому это может понравиться.»

Юи Моралес: Да. Я тоже думал
об этом вопросе можно обратиться и к нам, взрослым, и я думаю, что наши
ответственность огромна. Как взрослые, мы учимся тому, как быть
очень ответственно за наши изображения других людей, но теперь для детей, которые
это был бы другой вопрос, и я думаю, что и другой ответ. Потому что
дети просто остаются собой и учатся, что ли
то, что они делают, может навредить кому-то другому.И для этого мы
собираюсь быть там для них в наших лучших проявлениях, с нашими лучшими из наших инструментов. я
чувствую себя писателем, иллюстратором, взрослым человеком, пишу книги
для детей моя ответственность огромна, потому что все, что я делаю, если это
не очень хорошо сделано, хорошо продумано и не из того места, правда
может нанести большой ущерб. И я думаю, что мне нужно, и нам нужно быть очень
осторожно об этом.

Думаю, что и нам иногда приходится рисковать. И когда мы положим
наша работа будет опубликована, и другие люди увидят
это, мы должны быть готовы услышать отзывы других и сделать
поправки или все, что нужно сделать, что связано с нашим собственным ростом, нашим
собственное обучение.Но я думаю, что для детей это, наверное, другое, потому что
они просто учатся видеть других, изображать других и создавать свои
искусство и как это искусство приводит меня к лучшему эмоционально, ментально ».
И для этого я предлагаю, чтобы все художественные работы, которые делали дети, должны были быть
относились с большой заботой и любовью даже к тому, что вы говорили Грейс, даже если
картинка стереотипна или на ней есть что-то, чего мы не видим, прежде чем мы
передергиваемся, верно, мы задаем правильные вопросы и видим: «О, я вижу, что вы
сделал это.Не могли бы вы рассказать мне больше о том, как вы это сделали? «Можем ли мы сопровождать
эти дети видят вещи по-другому и выполняют другую работу?

Но я также скажу, чтобы они знали, что произведение искусства, которое
они создают принадлежит им. Он не принадлежит нам, он не принадлежит
учитель, это не принадлежит родителю. Это их работа, и у них есть
право не показывать это, если они не хотят, не делиться им с другими, если они
не хочу делиться этим. Потому что другая часть обучения детей — это
знать, что все, что они есть, принадлежит им и не должно быть
обзор нас как взрослых.Наша работа — любить их и направлять их, а не
разрушить их чувство творчества и то, как они видят наш мир.

Оге Мора: Да, нет, определенно. я
только что вспомнил мой второй момент. Я считаю, что очень важно развивать
чувство … Независимо от того, как кто-то делает снимок, который вы делаете, это
ничего не значит о тебе. У нас был такой большой разговор
о том, как вы отражены в своих работах, и скажите: «О, если вы делаете
эти автопортреты и тому подобное.»Но я могу нарисовать картину
я и я можем сделать это настолько реалистично, насколько это возможно. И если кто-то войдет и
они говорят: «О, мне это не нравится». Это не имеет ничего общего
со мной. Там есть разделение, что картина — это просто картина.
Очевидно, что для нас, профессионалов, здесь гораздо больше ответственности.
и там больше наших произведений искусства имеет большую платформу и несет ответственность
и визуальные медиа. Но для ребенка, если картина или у него есть друг, который
не нравится их картина, или картина, или что-то в этом роде, что
не имеет к ним никакого отношения, даже если это они сделали.

И это даже урок, который нам, как художникам, я не могу говорить
для Юи или Грейс, но я должен помнить кое-что в этом роде. И это очень
освобождение, где я могу сделать кусок, и он мне может понравиться, или мне может не понравиться
это, или кому-то это может понравиться, или им это может не понравиться. Это нормально, это не так
действительно имеют ко мне какое-то отношение. Я могу сделать еще одну вещь, или я могу сделать
что-то еще, что им может понравиться. Я думаю, когда мы говорим о детях и
ценит ли человек, которого они рисуют, произведение, которое они
есть, я думаю, есть кое-что важное в снижении ставок.Что если ты
можно держать его очень расслабленным, это не такая уж большая проблема, просто чтобы
они более расслаблены в процессе творчества, что вы не хотите, чтобы они чувствовали себя так
задыхаются от того, что они боятся просто по-настоящему выразить себя.

EmbraceRace: Хорошо. Это прошло очень
быстро, мы так благодарны всем за то, что иллюстраторы записали на пленку
себя и для рисования друг друга, даже если вы привыкли к вещанию или
выкладывать свои вещи в гораздо более длительный процесс.Это было очень смело. Мы действительно
хотят побудить людей начать рисовать вместе со своими детьми, моделируйте это для них
также. Сделайте это сами и отметьте нас @EmbraceRace, и мы посмотрим, что вы
все придумали. И продолжим разговор в другой раз. Итак, мы
действительно благодарен. Спасибо всем. Доброй ночи.

Ресурсы

Страницы иллюстратора / автора

Рисование через цветовую линию с ресурсами для детей

Посмотрите веб-семинар — 45-минутное видео, в котором Грейс, Оге и Юи разговаривают и рисуют друг друга, после чего следует вопросы и ответы с сообществом EmbraceRace

Посмотрите более короткую и удобную для детей версию — многие учителя и воспитатели хотят показать своим детям эти видео! В обоих занятиях нет ничего неподходящего для детей.Но поскольку они рассчитаны на взрослых, подумайте о том, чтобы показать детям более короткую версию. Эта версия включает в себя больше времени, когда Грейс, Оге и Юи делают свои рисунки в своих студиях.

Получите руководство к действию! Продолжаем разговор! Ознакомьтесь с этими советами по рисованию через цветные линии вместе с вашими детьми и расскажите нам, как это получается — отправьте нам фотографии, отметьте нас в Instagram, отправьте нам свои мысли.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.